eng
 
Наш НеФормат, 2010, 9 сентября

Без саксофона, без баса, без тубы, без клавиш; с перкуссией, разнокалиберной и разноголосой. На сцене пять человек, из них шуршат, стучат и гремят четверо, кроме самого Фёдорова, да и то потому что у него руки заняты гитарой. Литвинов и Шавейников явно в ударе, причём последний играет в том числе на гробоподобной тумбе (видимо, той самой, что чуть позже прозвучит в сингле «Зимы Не Будет»).

На дворе, меж тем, 1997 год. Только что вышел «Четыресполовинойтонны», и концерт слушается как его логическое продолжение. Та же акустика с небрежной гитарой и неповторимым вокалом, только «приаукцыоненная» перкуссией и подпевками. Песни звучат самые разные: от аукцыоновской классики 80-х до песен Хвоста, от хитов с «Птицы» до совсем новой «Зимы Не Будет». Смотрится всё это как кухонный джем-сейшн: герои вечера травят анекдоты, курят и пускают по кругу батл красного. Но и играть не забывают: пусть это кухонный джем, но - очень хороших музыкантов.

Фёдоров, как и всегда, многолик: то поёт задушевным фальцетом, улыбаясь чему-то только ему известному, то недобрым голосом плетёт речитативы, а то и вовсе вопит, натурально, предсмертным криком. Озерский самозабвенно напевает на птичьем языке и в паре песен подыгрывает на трубе. Жаль, что только в паре - труба отлично сочетается с голосом Фёдорова. Гаркуша извлекает из своего неизменного чемоданчика то одну, то другую шуршалку или гремелку. Также он охотно отвечает на записки из зала, а в середине концерта даже берёт в руки гитару и одаривает зал очаровательным исполнением песни «Сосёт», не оставляя от оригинальной мелодии камня на камне.

Иногда в процессе просмотра появляется чувство острой нехватки на сцене Волкова. Впрочем, оно быстро проходит.

 Действо весьма камерное, поэтому ни танцев перед сценой, ни дыма, ни каких-то особенных световых эффектов нет. Светооператор работает весьма тактично, не отвлекая внимание зрителей от музыкантов; иногда очень к месту свет гаснет совсем. Не могу не отметить инфернальную подсветку лица Фёдорова на строчках про Люцифера в «Орландине».

 На заднике сцены изображена симпатичная разноглазая Волчица; она же взирает на нас с обложки диска. Обложка вообще забавная и вполне иллюстративная: на ней можно найти и Дорогу, и Птицу, и Дом на колёсах, и Слона, и Коня (который «Унёс Любимого»), и даже почему-то Настоящего Индейца, который уж вовсе из другой оперы.

Кроме основной версии фильма, которая почти в том же виде выходила на видеокассете в 1997-м, на диске имеется и вариант без купюр. Диалоги и монологи между песнями интересны и сами по себе, и как средство воссоздания атмосферы концерта. Пожалуй, единственный недочёт этого издания - отсутствие меню попесенного воспроизведения. Впрочем, назвать это серьёзным недостатком никак нельзя.

Тех, кто видел концерт ещё в VHS-формате, диск порадует песней «Зимы Не Будет», на видеокассете отсутствовавшей, и, конечно, качеством звука и изображения. Для тех любителей Фёдорова и АУКЦЫОНА, кто с пресловутой видеокассетой не знаком, это будет отличный новый концерт жанра greatest hits unplugged. Подготовленные неофиты тоже будут довольны.

 

Владимир Е. ОБЛОМОВ