eng
 
Русский репортёр, 17 декабря 2012 г.

«Квартира 23»

Московский «бомж-рок» для тридцатилетних с высшим образованием

Творчество дуэта «Квартира 23» вызывает ассоциации с музыкой из советских хулиганских фильмов и, одновременно, с тем периодом, когда были популярны команды «Зоопарк» и «Центр». Та же созерцательно-ироническая позиция, «столичный музыкальный язык» и гаражные проблески новой волны. Свой дебютный альбом группа презентовала на «культурнике» в музыкальном магазине «Дом Культуры». Там «РР» поговорил с лидером «Квартиры 23» Евгением Ильницким.

Создание группы-дуэта Евгения Ильницкого и Лиды Королёвой было едва ли не шуткой. А песни альбома основывались на наблюдениях, реальных историях, на детских страшилках и прочем городском фольклоре. Для составления представления о группе нам советуют к этому добавить «холодно-отрешённый взгляд современного горожанина и немного чёрного юмора в инфернально-баечной манере, отдалённо напоминающей Лу Рида времён альбома «New York».

Тут жена убивает мужа, соседи (а музыканты и правда живут сейчас в квартире № 23) ведут свою привычную жизнь, там эксгибиционист в окошке танцует... А исполняется это нынешним гитаристом группы «Центр» и фотомоделью-аккордеонисткой, которая с серьезным выражением лица голосит песню «Ночного проспекта» со словами «Ох, если бы я умерла, когда я маленькой была». Почему-то от их страшилок хочется хихикать, даже неловко как-то. Хотя альбом состоит не только из них, есть, например «Японцы не танцуют польку» или «Шопинг» со вполне позитивным посылом.


Евгений, как вообще вы решили сочинять песни в таком ключе? Вы планировали, что это выльется в целый альбом?

– Сначала я сочинил песню «Шишел Мышел». Там все документально, вплоть до адреса. Потом уже, когда я отдал эту песню Шумову в проект «Содержание», одним из условий участия было, чтобы коллектив мог выступать и иметь хотя бы получасовую программу. И к моменту презентации альбома, за месяц я сочинил еще три песни. На презентации «Содержания» мы познакомились с лейблом «Геометрия», которому это наше творчество понравилось. Они сказали: «Приносите альбом». И еще через полтора года этот альбом мы им принесли.

Я не знаю в каком «таком» ключе. Я всегда любил творчество выходцев из московского мистического андеграунда – Юрия Мамлеева и Евгения Головина. Это в их ключе. Группа «Центр» появилась в моей жизни, видимо, тоже благодаря этому факту.


В общем, можно сказать, что ориентиром послужили литературные произведения, а не какие-то музыканты, не считая «Центра»?

– Шумов говорил, что Головин считал «Центр» своим музыкальным проектом.

Мне всегда нравилось, когда в песне есть история. Могу привести в пример одного из любимых американских музыкантов Tonny Joe White. У него песни – истории из жизни. У меня так же.


Все эти истории – из жизни? Иногда кажется, что это еще и собирательные образы, то есть могли бы произойти, а могли бы и нет.  

– Ну, разумеется, что песня от лица мужчины, которого убила жена, не из моей жизни, я надеюсь. Песня «Соседи» – это о тех, кто живет с нами в многоквартирном доме.  «Внезапная смерть» отчасти навеяна историей с Майком Науменко. «Татуировка» – обо всех моих знакомых, увлеченных украшением себя, и попытка понять их мотивацию.

Песню с припевом на английском языке, похожим на «Японцы не танцуют польку», я слышал в клубе в Лос-Анджелесе. Но найти в интернете эту группу я не смог. Песня «Фотомодель», например, это о Лидиных коллегах – девушках, работающих в модельных агентствах Москвы, а она с 18 лет работает как модель.

«Шишел Мышел» тоже по-настоящему существовал?

– Да, дети его так звали. Жил на улице Почтовой в Москве. Это в районе Бауманки.


И клип на него содержит кадры из фильма без купюр…

– Этот клип сделал Сергей Синцов – дизайнер, который оформляет пластинки «Центра» и делает иногда клипы для них. Там использованы кадры из фильма австрийского режиссера Ульриха Зайдля.

Можно ли говорить, что ваши тексты выходят на первый план, а музыка второстепенна?

– Я тут нескромно хотел бы привести пример Джонни Кэша, сознательно поставить в пример американца, чтобы избежать выводов по текстоцентричности так называемого русского рока. У Джонни Кэша  всегда есть история в песне, а вот что главное, музыка или история – это вопрос, не имеющий ответа.


В группе только вы пишете тексты и музыку?

– Я пишу и тексты, и музыку, иногда используем народную, как в польке, например.


Откуда такое название альбома: «Камень, ножницы, бумага» – тоже детские воспоминания?

– Это образ, который удачно описывает всю затею. «Камень, ножницы, бумага» – это штука, хорошо понятная каждому с самого детства, как и наши истории. С другой стороны, это штука универсальная, потому «Камень, ножницы, бумага» понимают во всем мире. Это есть и в Америке, и в Северной Корее, к примеру.


Публика у вас «понимающая» сложилась уже? Можете охарактеризовать свой круг слушателей?

– Я могу сказать, что это люди за тридцать с высшим образованием.


Как-то прочитала, что такими представляет слушателей генеральный продюсер «Нашего радио».

– Возможно. Все эти маркетинговые шаманства о целевой аудитории часто ерунда полная.


Вы свой стиль как-то называете?

– Как-то после выступления в «Билингве» в чьем-то блоге про нас написали "бомж-рок", мне понравилось это определение.


Я, когда первый раз в марте увидела, как Лида поет, то сразу захотела спросить: это специальная фишка, такой  отрешенный взгляд? О серьезном или даже печальном сочинен шуточный текст, а исполняется он как раз печально.

– Я могу сказать, что это у нее не наигранное. Если и есть в этом какая-то фишка, то вышла она сама по себе. Она девушка, на которую обращают внимание, так что ей часто приходится надевать такую суровую маску просто из соображений выживаемости. Иначе ей на улице проходу не дадут.


Аккордеонистка-модель – это чудесный образ

– В детстве Лида окончила музыкальную школу. А потом, когда мы затеяли всю эту историю, навыки игры пригодились. Мне всегда нравились дуэты Lee Hazlewood и Nancy Sinatra (я года три только их слушал) или «Stereo Total». Поэтому считаю, что это удачный формат.

Светлана Руцкая,
Русский репортёр, 17 декабря 2012 г.