eng
 
Контрабанда, 25 сентября 2013 г.

«Ноэма», это мысленное представление о предмете. Дальше можно - хоть в Википедию, хоть за водкой – ясно, что просто не будет. Лидер и создатель «До Мажора» Андрей Сучилин - единственный на нашем многострадальном пространстве музыкант, участвовавший в гитарных академиях Роберта Фриппа и представитель сообщества Guitar Craft. Двойной магнитоальбом, записанный в 1990 году, как это ни дико звучит для современности, имеет концепцию и смысл, и не говорит на темы, «актуальные» для лже-медиа. Он из другой вселенной.

«Ноэма» несет легкое дыхание того, «что мы потеряли» и надежду, что такое все же потерять нельзя. 20 лет назад релиз был выпущен на виниле – продолжительностью, естественно, с LP. В нынешнем шикарно оформленном и полном издании – 2 CD, но рассказывать о разницах не буду, тут надо писать роман, а не абзац.
Не стоит по старинке относиться к «Ноэме», как к коллекции тайн и шарад – теперь он стал «просто» музыкой. Но попытка определения стиля тут – ловушка. Есть эмбиентные структуры, околоджазовые ритмы, фриппертоника. Хочется выделять риффы и тембры, психоделия приходит не сразу, заумности и завернутости вовсе нет. Особая тема – соло Сучилина. Он избегает излишних яркостей, не говоря уже о резкостях, делает музыку достаточно монотонной, как сказал бы Хольгер Шукай, и утонченно-фантазийной. Итог - рок образов и чувств, а не предметов и ощущений.
Собирался написать про этот альбом давно и долго. Уговаривал себя не заглядывать в материал, над которым работал еще для «100 магнитоальбомов». Детали там есть, но хотелось жизни. Спасло слушанье – с годами эта запись звучит менее экстравагантно, но все более раскрыто и понятно. «Ноэма» - отличное выражение позитивной «московскости», свободной грамотности и умелости.
В чем смысл этой записи сейчас, особенно, если вы полагаете, что музыка умерла? Что ж, «Ноэма» может иметь и функциональное приложение – допустим, играть для релакса или в кино. Но значение альбома кому-то было ясно сразу - журнал «Контркультура» назвал её «Лучшим альбомом 1990 года». Сейчас можно вновь, осознавая спорность, назвать его одной из вершин нашего рока - вообще. Хотя на мозги музыкантов этот альбом не очень-то повлиял – судя по нынешнему состоянию сцены. Или же это влияние есть, но скрыто в генотипе, ждет своего времени подковерно, вернее подсценно.

Александр В. Волков
Контрабанда, 25 сентября 2013 г.