eng
 
km.ru
Захар Прилепин — настоящий гедонист, умеющий радоваться даже совершенно обыденным вещам. Его художественные произведения отлично передают ощущение полноты жизни, а вот с музыкальным творчеством в этом плане до последнего времени было немного сложнее. Два предыдущих прилепинских альбома казались необязательными инди-забавами для своих. К третьей пластинке Захар развернулся во всю мощь, сумев привлечь к записи представителей трех поколений российской музыки — Константина Кинчева, Александра Ф. Скляра, Дмитрия Ревякина Виса Виталиса, Бранимира и др.

Смысл слова «Элефанк» затрудняется прояснить даже сам автор. «Охотник» - это грузный, грозный и неповоротливый фанк, не лишенный изысканности и благородства. В этой музыке трудно растворяться до конца, потому что порою она кажется неуклюжей и недружелюбной. Однако далеко от себя она слушателя тоже не отпускает, помогая ему ориентироваться в нашем нестабильном мире и защищая его от агрессии случайных попутчиков и прохожих.

Тем, кто обвиняет Прилепина в великодержавном шовинизме, полезно повнимательнее слушаться в его программную песню «Ваше поражение»: «Я не хочу победы в этой войне — я не люблю котлеты в черной кайме». Но и палец в рот Прилепину тоже не клади. Особенно это заметно, когда в бой вступают его соратники Александр Ф. Скляр с живописными угрозами в адрес недругов России и Константин Кинчев, презрительно вопрошающий: «Чего ты крутишь глобус — ты ищешь свой склеп?». А когда «Ваше поражение» срывается в брейкбит, тут уж точно держись. Схожий прием, кстати, использован в «дембельской» балладе «Капрал», которая от раздумчивости чуть ли не в духе группы «Любэ» резко переходит к истерическим выкрикам «гаси!», исторгнутым под «продиджиподобный» ритм.

В альбоме «Охотник» Прилепин демонстрирует умение отстаивать не только геополитические, но и метафизические рубежи. Рэп-перфоманс «Царь», написанный им в соавторстве с нижегородским священником Николаем Кокуриным (автором песен группы «Пилот» «Неродина» и «Молитва») остроумно обрисовывает отношение обывателей всех времен и народов ко Христу: дескать, какой же он Царь, если у него нет ни армии, ни свиты, ни гарема с невольницами? «Восемь бесконечных» - драматическое повествование о неистребимости смертных грехов, повязавших человека по рукам и ногам. Здесь Прилепину вновь помогает Константин Кинчев, пропевший пламенную молитву к Творцу, без которого невозможно освободиться от губительных страстей.

«Охотник» - необычайно емкое понятие. Здесь вспоминается и платоновская охота как символ подлинного творчества, и азарт в бою («разохотился»), и, конечно же, охота жить. А еще в старину охотники считались изгоями, вынужденными искупать после смерти нарушение воскресных дней. Но Прилепин надеется, что Бог его простит, иначе бы не пел: «У меня случался такой жар тела, что Господь согревал надо мной ладони».

Денис СТУПНИКОВ
km.ru, 17 июля 2015 года