eng
 
Новая газета
Спецкор Ян Шенкман представил премьеру песни "Мы победим!", в ходе которой с помощью музыкантов Вежливого отказа помог слушателям обрести некоторые ориентиры для лучшего понимания проблематики нового альбома группы. И пусть этот материал не является рецензией - в данном блоке он не будет лишним и, смеем надеяться, не покажется случайным. Ибо интересен!

«Бросай, крестьянин, сельский труд, опять идет война!»

Группа Вежливый отказ — о милитаризме, пропаганде и службе в армии. И премьера песни «Мы победим!»

Дмитрий Шумилов, бас-гитара:

— Песня была сочинена не только до украинской войны, а даже и до грузинской. Но в воздухе уже носилась агрессия, милитаристский вектор в обществе уже был. Мы лишь уловили народные ожидания и проговорили их вслух. Была надежда, что если проговоришь, то, может быть, пронесет, не воплотится в реальность. Не пронесло.

Дмитрий Шумилов

Роман Суслов, гитара, вокал:

— Это не единственная военная песня у нас, весь альбом, который сейчас выходит, называется «Военные куплеты». А до этого были песни о гражданской войне. До них — о пожаре 1812 года. Когда мы исполнили «Пожар» в одном московском клубе, клуб сгорел. Так происходит: скажешь что-то — и вот оно. А уж война — вещь, над которой точно шутить не надо, и восторгаться там нечем. Советский военный романтизм, военный энтузиазм окрашивал в светлые тона одну из самых мрачных тем на свете. А люди верили, многие и сейчас верят.

Роман Суслов

Шумилов:

— Жизнь в России складывается так, что для многих служба в армии — одно из самых светлых воспоминаний. Тогда они хоть понимали, зачем живут. А в мирное время — непонятно зачем. Большинство ведь вообще не имеет перед собой никаких целей. Да, в армии было плохо. Но потом, посмотрев вокруг, на всю эту бессмыслицу и уродство, они начинают романтизировать службу. Отсюда, кстати, столько желающих служить по контракту, а вовсе не из-за денег.

Суслов:

— Люди говорят или думают: «Скорей бы уж война, что ли». Она всё расставит по местам, сделает жизнь простой и понятной. Чем бы заняться, куда себя приложить? А вот — можно повоевать.

Шумилов:

— И это притом, что нынешняя пропаганда во много раз примитивнее и топорнее, чем советская. Копирайтером молодой советской власти был Маяковский. Главным пропагандистом Великой Отечественной — Илья Эренбург. А сейчас кто? Группа Любэ?

Суслов:

— Появилась новая военная мифология, но она совершенно неубедительна, и понятно даже, почему. Сняты фильмы, типа «Девятой роты», спеты песни, написаны книги. Но это поп-культура, она иначе устроена. У советского искусства был заказ идеологический, а тут коммерческий, люди ублажают публику, хотят ей понравиться. Как бы мы плохо ни относились к советской идеологии, она по крайней мере была. А сейчас это место заняли деньги. Современное пропагандистское искусство делается людьми, которые не верят в то, что делают.

Шумилов:

— Что сказывается на качестве. Те песни были очень качественно сделаны. А эти по большей части сляпаны кое-как. Но работает как ни странно…

Суслов:

— Я 25 лет живу в сельской местности, я фермер, хуторянин. И вот я пою «Бросай, крестьянин, сельский труд, опять идет война» и думаю: бросят? А ведь если что — бросят. Стоит только крикнуть «Айда!». Возьмут автоматы и пойдут умирать, поднимутся как один. Не знаю, хорошо это или нет. Если действительно нужно защищать родину — вроде как хорошо. А если устраивать очередной погром на чужой территории?

Ян ШЕНКМАН
Фото Владимира Лаврищева
Новая газета, 16 октября 2017 года