eng
 
Интервью с создателем "Ещё"

«ОНИ ДО КОНЦА НЕОБЪЯСНИМЫ»

 

Дмитрий Лавриненко снял документальный фильм «Ещё» про группу «Аукцыон». Премьера ленты об одной из важнейших российских рок-команд состоится 7 июня на московском Beat Film Festival, а в Петербурге ее можно будет увидеть, скорее всего, в начале осени. В интервью ART1 режиссер, снявший также последние клипы для группы, рассказывает о феномене «Аукцыона», о затянувшихся на несколько лет съемках и обещает еще один фильм — о людях, собравшихся вокруг Леонида Федорова.

800_Дмитрий Лавриненко

Фильм создавался семь лет – насколько далеко за это время вы ушли от того, что планировалось в начале?

Я не планировал что-либо конкретное, и четкого видения результата у меня не было. Разве что мы отсняли серию намеченных интервью, то есть, как принято: «расскажите о музыке», «какой смысл вкладываете в тексты» и прочее. Но в финальной версии от них почти ничего не осталось. В дальнейшем я фиксировал повседневную жизнь музыкантов: концерты, студийная работа, посиделки. Например, в фильме есть моменты, когда Борюсик (Борис Шавейников, барабанщик – прим.ред.) готовит всем пасту или как Колик сооружает контрабасовую маримбу у себя на даче — подобных житейских сцен у нас немало. Снимали в Петербурге, Москве, в Карелии, где находится дом Озерского. Есть эпизод с гастролей в США, была очень насыщенная поездка в Коктебель. Да и вообще, за это время много чего происходило.

Вы ориентировались на какие-либо музыкальные фильмы, когда начинали снимать?

Нет, хотя я очень много смотрю кино, в первую очередь, документального. Для меня это важнейший вид кинематографа, этакий его архетип. То, что видишь в реальности, намного сильнее, нежели вещи придуманные. И, если говорить в целом об идее фильма, то в случае с «Аукцыоном» я стремился запечатлеть группу, которая, на мой взгляд, наиболее тождественна действительности.

Судя по тизерам «Ещё», мы увидим пестрый набор фрагментов из жизни группы. Там вообще есть структура, сквозная линия?

Структура, конечно, есть, но фильм состоит из отрывков, у которых нет четкой временной или какой-либо ещё последовательности. В первую очередь, меня интересовали характеры героев — то, как они говорят, думают, ходят. Для меня было важно увидеть, что скрывается за первым впечатлением. Одна из важных линий – это работа музыкантов в студии. Тут мне очень повезло стать свидетелем записи альбома «Юла». И на две песни, «Карандаши и палочки» и «Хомба», мы сняли клипы, причём «Хомба» получилась совершенно спонтанно. Плюс за это время два видео были сделаны на федоровские сольные «Думал» и «Ходунки».

 

 

У вас есть отсылки к раннему периоду «Аукцыона» — какая-либо ретроспектива, отражающая развитие группы?

Нет, показаны только наши дни. Всё-таки, семь лет это немало. Но мы сделали один небольшой фокус: Олег Гаркуша проходит в аппаратную кинозала, заряжает пленку и видит себя, который занимается тем же самым в молодости. Мне «Аукцыон» интересен только в своем нынешнем состоянии.

Каково соотношение Федорова и других участников группы в «Ещё»? Не получится ли это фильм о нем, а не о группе? 

Как раз Леонида в фильме меньше всего. Да, он идейный вдохновитель, музыкальное сердце группы. Но в «Аукцыоне» все личности, и без них группу столь же сложно представить, как без самого Федорова. Мне было важно рассмотреть их в совокупности, которая сильна своим общим произведением

Вы были знакомы с кем-то из «Аукцыона» до съемок? Много их слушали?

Мои знания были достаточно поверхностны – на уровне песен, услышанных в юности. Да и сейчас я не могу называть себя их поклонником в традиционном понимании. Я даже их дискографию на память не помню, не знаю каких-то общеизвестных историй. Просто так получилось, что на тот момент я активно искал тему для фильма – ходил в клубы, пытался за что-то зацепиться. И выступление Леонида я впервые увидел на мероприятии, посвященном пятилетию со дня гибели съемочной группы Бодрова-младшего. Там собрались люди, которые по счастливой случайности уехали с места съёмок перед трагедией. Они делились своими историями, рассказывали о погибших. Вышел Леонид, и все сорок минут, что он пел, я понимал, что моя жизнь меняется, что я нашел то, о чем и о ком должен снимать.

Со всей же группой я познакомились в 2007-м году на концерте в клубе «Б1». Это была первая съемка, и на тот момент я опасался барьеров в общении. Но, в итоге, всё получилось естественно и свободно – это скорее походило не на первое знакомство, а на встречу старых друзей. Когда мы снимали выступление, была абсолютно повседневная история, они нас просто не замечали. К тому же, увидев ребят на сцене, я перестал сомневаться в том, что такой фильм нужно делать. Далее мы только получали удовольствие от того, как вместе снимаем кино. Я и сейчас продолжаю ходить на их концерты, чтобы пообщаться и, заодно, поснимать.

Вы сказали, что открыли для себя в «Аукцыоне» группу, которая крайне созвучна времени. В чем это проявляется?

В музыкальном плане мне сложно подобрать правильные слова, чтобы определить ценность группы. Да, мне это нравится, но я не слушаю «Аукцыон» постоянно, и в целом стараюсь дистанцироваться от взгляда на них глазами музыкального фаната. Когда мы делали фильм, у меня не было своего отношения к их легендарному статусу, к тому, как их воспринимает аудитория. Я выступал как объектив, который фиксирует некую данность. Или как хирург — потому что при монтаже надо уметь резать собственный материал, иногда даже очень хороший, ради целостности картины.

Они до конца необъяснимы – и в этом главная их ценность. Кстати, в фильме есть хороший эпизод, когда мы с камерой пошли в народ, чтобы поговорить со зрителями концерта. И вот там было сказано, что «Аукцыон» – это очень честные ребята, которые не могут врать. Они могут ошибаться, заблуждаться, искать, быть непонятыми. Но то, что в них нет ни капли фальши, это действительно так. Они, как настоящее документальное кино, цепляют только тогда, когда всё всерьез и по-честному.

Сами участники группы видели финальную версию?

Да, они видели, и на финальном этапе мы обсуждали разные детали, но, к счастью никакого давления не было. Мы за это время стали друзьями. В первую очередь, мне эти люди стали важны по жизни. Даже в их отсутствие я проигрываю какие-то вещи в голове, вспоминаю определенные ситуации. И фильм показывает, насколько искренней и открытой семьей является «Аукцыон».

Какова дальнейшая прокатная судьба фильма?

Премьера фильма пройдет в Москве 7 июня 2014 на фестивале Beat Film Festival. Также планируем премьеру в Санкт-Петербурге в августе-сентябре. Мы работаем над планом проката фильма и, надеюсь, сможем показать его всем желающим не только в России, но и за рубежом.

800_Aukcyon1

У вас будут с с группой другие совместные проекты?

В процессе съемок я постоянно искал максимально адекватную форму воплощения своей идеи. В итоге появится диптих: первый фильм «Ещё» и второй фильм о сольных проектах Леонида Фёдорова. В нем, помимо уже представленных героев, примут участие Андрей Котов, Сергей Старостин, Марк Рибо, Джон Медески, Владимир Мартынов, Анри Волохонский, близкие люди и друзья Леонида. Оба фильма связаны родственными узами и сквозными образами между собой, но, при этом, они кардинально отличаются по композиции и драматургии. Этот второй фильм для меня очень сложный и непростой. Я до сих пор над ним активно работаю: снимаю, монтирую, всё время что-то переделываю. Там будет масса удивительных вещей. Надеюсь в скором времени объявить о дате выхода и представить первые тизеры.

Название фильма навеяно песней «Ещё не поздно»?

Вовсе нет. Это просто очень красивое и емкое слово, которое отлично их характеризует. «Ещё» – это как раз про «Аукцыон», когда хорошего бывает очень мало.

Оригинальная публикация на art1.ru.

Полное расписание показов Beat Film Festival на официальном сайте.



<<