eng
 
Книжное обозрение 2017
В первой половине прошлого года "Москва 24" сделала обозрение пяти книг о музыке, выпущенных отечественными издательствами. В том материале автор посетовал, что их не так уж много. Словно прислушавшись, во втором полугодии издательская индустрия выдала целую обойму новых книжно-музыкальных релизов.


Шон Иган "Дэвид Боуи. Встречи и интервью"



Очевидно, что уход Боуи из этого мира не мог не спровоцировать волну интереса к его творчеству − от переиздания многочисленных альбомов до все новых книг и переводов вроде блистательного повествования Саймона Кричли "Боуи". В этом потоке нашлось место для полновесного, объемного тома интервью Дэвида Боуи. Его форма общения − изысканная, доброжелательная, но при этом провокационная, не дающая интервьюеру расслабиться. Эта манера беседы, привычная для Боуи, стала эталоном для многих его последователей. 

Автор собрал несколько десятков бесед, в которых участвовали писатели, журналисты таких изданий, как Select, Mojo, Q, Uncut, GQ, разговоры с людьми, имеющими опыт работы как в музыкальных лейблах, так и на сцене. Книга и получилась максимально информативной и актуальной. Ну разве что с привычным издательским недостатком: так же как и появившаяся чуть ранее автобиография лидера группы Motorhead Лемми Килмитсера, сделана она явно второпях, лишена интересных оформительских изысков и элементарных фото. 

Эндрю Эрлз, Чарльз Р. Ронсон, Джиллиан Г. Гаар, Боб Джендрон, Тодд Мартменс, Марк Ярм "Курт Кобейн и Nirvana"



Солидный коллектив авторов, работавших над книгой, приведен здесь отнюдь не полностью. Несмотря на то что численность состава подходит для создания многотомной энциклопедии, великолепно изданная книга – это в первую очередь художественный альбом, который отлично смотрится на полке с другими рок-фолиантами. Альбом "Курт Кобейн и Nirvana" нашпигован редкими фото группы разных лет, афишами, постерами, билетами, бейджами и рисунками, собранными с бесконечной любовью.

Пожалуй, к самым интересным моментам книги стоит отнести блоки, посвященные 50 лучшим альбомам, по мнению Курта Кобейна. Это и возможность поразмышлять над музыкой, сформировавшей вкус одного из тех, кто сам стал законодателем стиля, и хорошая методичка для молодых музыкантов, как открыть для себя что-то из авторитетного источника.

Деннис Бурмейстер, Саша Ланге "Монумент / Иллюстрированная история группы Depeche Mode"



Появление обширного исследования о Depeche Mode − событие значительное. Предыдущая биография "Подлинная история Depeche Mode" Джонатана Миллера выходила давно и, если по информативности была подготовлена блестяще, в оформлении "Монументу" явно уступала. 

В "Монументе" история группы обильно украшена фотографиями, обложками пластинок и синглов, кассет, афиш, свечей, зажимов для денег и газовых горелок. Столь активная демонстрация мерча явно неспонтанное решение составителей. Через музыкальную и материальную эволюцию Depeche Mode можно отчетливо проследить динамику развития всей европейской музыкальной индустрии.

Несмотря на столь глобальный подход, ошибок и опечаток в книге более чем достаточно. Чего стоят обороты вроде "бесконечная пригодность", "релиз альбома вышел", "достаточно духовный сингл", "запись была смиксована". Режут взгляд опечатки и ошибки в названиях авторитетных групп Can и Einsturzende Neubauten и отдельных знаковых для DM имен. Так, голландский фотограф и клипмейкер группы Антон Корбайн на одной из страниц становится "датчанином", а потом пару раз трансформируется в "Корбижна". 

Тем не менее здесь и обширное интервью главы выпускающего лейбла DM − Mute Даниела Миллера, и пронзительный рассказ о поклонниках-"депешистах" из стран соцлагеря, и дотошный анализ становления группы, интегрированной в культурные и даже социальные процессы эпохи европейских перемен.

Максим Семеляк "Невероятная и правдивая история. Авторизованная биография группы "Ленинград"



В этой книге есть все, о чем предупреждает обложка: и "18+", и "нецензурная брань", без которой рассказ об одной из самых популярных русскоязычных групп был бы невозможен. А еще это, пожалуй, лучшая "рок-музыкальная" биография года, одна из лучших с момента появления жанра в целом. Максим Семеляк − журналист, друг лидера "Группировки Ленинград" Сергея Шнурова. Он не только исследует этапы становления коллектива, проникает во все закулисья, но и с головой погружается в творческую и личную жизнь производителя. Каждую из глав предваряет аналитический, но не заумный авторский текст, после чего следуют многостраничные комментарии участников событий − от музыкантов "Ленинграда", работавших и работающих в группировке в разные годы, от менеджеров, коллег, журналистов, друзей и знакомых, которых вокруг самого неуправляемого бэнда великое множество. 

Тонкая музыкальная аналитика, логично вписанная в хронологический ряд, соседствует с описанием настоящих безумств, без которых не было бы ни любимых публикой песен, ни самого "Ленинграда". Семеляк намеренно не приводит никаких убедительных аргументов и доводов, в очередной раз доказывающих, что песни "Ленинграда", личность лидера и сама идея группы − куда глубже и сложнее массовых стадионных восторгов. Личностные характеристики и байки, вплетенные в комментарии участников событий, − отличный ход для того, чтобы каждый прочитавший книгу сделал выводы самостоятельно. 

Дмитрий Карасюк, Леонид Порохня "Наутилус Помпилиус: Мы вошли в эту воду однажды", "Илюша"



Группы "Наутилус Помпилиус" давно не существует − по сути, с того момента, как поэт Илья Кормильцев и его уникальный "аватар", певец и композитор Вячеслав Бутусов прекратили сотрудничество. Книга Дмитрия Карасюка и Леонида Порохни, разделенная на две части − "Мы вошли в эту воду однажды" (история "НП") и "Илюша" (повесть об Илье Кормильцеве), − тому яркое подтверждение.

Удивительного и необычного в жизни группы было немало: тусклые будни студентов-архитекторов, заигравшие всеми цветами радуги после создания "НП"; несостоявшийся альбом "359 градусов обстрела" (1985), работа с режиссером Алексеем Балабановым над сюжетом для киножурнала "Советский Урал"; попытка сотрудничества группы с режиссером Виктором Титовым ("Здравствуйте, я ваша тетя") над концептуальным проектом, от которой остались разве что песни с альбома "Человек без имени"; всякие глупости вроде "полного ухода в интернет" и, конечно, "внутрицеховые" музыкантские коллизии, одинаково четко объясняющие, почему группа началась и почему закончилась. 

Вторая часть книги − повесть об Илье Кормильцеве − единственном поэте русскоязычного рока, ни разу не выходившем с группой на сцену, но оказавшемся тем, без кого однозначно не было бы одной из важнейших команд этого жанра. "Илюша" (почему-то издатели стыдливо не вынесли это название на обложку) конечно, тоже не лишена важной фактологии, но базируется в первую очередь на добрых воспоминаниях, поданных с необходимой искренней и пронзительной интонацией. Порохня подходит к своему герою не как историк-исследователь, а очевидец-наблюдатель − вот почему его добрые воспоминания о друге плавно трансформируются в лирическую повесть, в которой нет никакой выдумки, финал известен, а читателю предоставлена возможность вместе с автором прожить одну очень непростую жизнь поэта, написавшего не один гимн поколения молодежи 1980-х.

Алексей Певчев "Авторизованная биография группы "Браво"



Вы не ошиблись, книжку действительно написал автор этого обзора, который скромно воспользовался служебным положением, чтобы вам похвастаться. Хвалить себя неловко, тем более что за меня это сделали поклонники группы "Браво" и музыканты, в ней играющие. Я просто расскажу, о чем в ней речь. Когда-то давно, в раннем детстве, я собирал вырезки о рок-музыке из советских газет. Публикаций в начале было немного, потом становилось все больше, и в итоге у меня накопилось несколько толстеньких папок. Материалов о "Браво" в одной из них скопилось изрядно. Учитывая, что к тому моменту я почти два десятка лет писал о музыке как журналист, я предложил Евгению Хавтану сделать книжку, апеллируя к тому, что такой архив жаль не использовать, а сама группа уже наработала такую историю, что ее точно стоит запечатлеть. "Браво" − это не просто кузница кадров и настоящая "фабрика звезд", где каждый новый вокалист со временем получал путевку в успешную сольную жизнь, но и команда, все 35 лет умудряющаяся держать нос по музыкальному ветру. В процессе подготовки текста я встретился почти со всеми музыкантами, игравшими в "Браво", и работавшими с ними менеджерами. 

Связывался по скайпу с Катей Довлатовой (дочь писателя Сергея Довлатова), когда-то работавшей с группой нынешнего вокалиста "Браво" Роберта Ленца. Общался с одним из первых басистов коллектива Тимуром Муртузаевым, сейчас живущем в Лос-Анджелесе и помнящем многое из того, о чем сами музыканты "Браво" давно забыли. Рылся в финских газетах, рассказывающих о первых гастролях группы за рубежом. Удалось найти почти всех, кроме Жанны Агузаровой, которая давно разговаривает на другом языке и живет в своем измерении. Тем не менее в материалах о ней недостатка не было.

А сколько времени ушло на то, чтобы найти действительно редкие фото, афиши и какие-то интересные полиграфические фетиши тех лет... Свою главную задачу я видел в том, чтобы показать, как однажды несколько хороших московских парней решили играть рок-н-ролл, невзирая на не самое благоприятное для этого время, место и обстоятельства. Как они и их славная рок-лодка "Браво" двигались сквозь все ветра, бури и штили и, несмотря ни на что, остались одними из флагманов. Вроде бы все удалось. Интересно, понравится ли вам?

Александр Кушнир "Кормильцев. Космос как воспоминание"



Первая полновесная биография Ильи Кормильцева, написанная одним из главных музыкальных исследователей Александром Кушниром. Книга вышла практически одновременно с повестью "Илюша" Леонида Порохни, кстати соавтора Кушнира по книге "Введение в Наутилусоведение", вышедшей 20 лет назад. Никаких серьезных пересечений у нынешней повести Порохни и биографии Кормильцева авторства Кушнира нет. 

"Кушнир сделал безукоризненную историю, а Порохня − психоанализ личности. И то, и другое во благо", − сказал главный оформитель лучших альбомов свердловского рока, художник Александр Коротич.

Александр Кушнир − авторитетный биограф. Четыре года назад он выпустил книгу "Сергей Курехин. Безумная механика русского рока" и сейчас пошел по абсолютно проверенному и верному пути − встречался с друзьями и знакомыми Кормильцева, усиленно штудировал стихи поэта, подбирал редкие фото и в итоге создал жесткую, правдивую и целостную книгу. Кормильцев, как и подобает настоящему большому поэту, легким человеком не был, и любой отход от истины и неверно пересказанная история в итоге грозит обрушением всего повествовательного ряда и целостности картины. Автор книги относится к этому тщательно, не идет на творческие компромиссы и не жалеет публичных людей. Возможно, именно поэтому, книгу "Кормильцев. Космос как воспоминание", появившуюся накануне странноватого юбилейного мероприятия "Наутилуса Помпилиуса", автором почти всех лучших текстов к песням которого являлся Илья Кормильцев, к продаже на концерте менеджмент группы запретил.

Джон Брим "Дилан. Дискография"



Поэзия Боба Дилана изучается практически с момента его появления на сцене. Тем не менее, недавний лауреат Нобелевской премии, чье влияние на свое творчество признают тысячи музыкантов по всем миру, в России не слишком популярен. Для полного понимания его творчества необходимо не только владение английским, но и серьезные культурно-философские знания, да и определенный жизненный опыт не помешает. Без всех этих ключей песни и стихи Боба Дилана в лучшем случае останутся образцом иноязычной авторской песни.

В основу нынешней книги взяты впечатления сорока пяти самых разных (правда, все-таки, подготовленных) людей, в разное время оказавшихся под впечатлением от тридцати восьми студийных дилановских альбомов. "Дилан. Дискография" – это серьезное, но абсолютно не скучное, последовательное исследование творчества одного из главных современных поэтов. Анализ каждой песни с альбомов Дилана порой выливается в настоящие научные дискуссии, где обе стороны имеют четкий взгляд на вещи, но неизменно помнят, что имеют дело с материалом, напрямую связанным с рок-музыкой. Ну, а где, как ни в этом жанре, именно импровизация является одним из способов прийти к максимально правильному решению. Именно этим духом неформальной импровизации и пронизана вся книга. Насколько выбранные эксперты оказались правы в своих суждениях – вопрос почти риторический, но то, что именно "Дилан. Дискография", на сегодняшний день, пожалуй, самый подробный, информативный и исчерпывающий путеводитель по музыке Боба Дилана – никаких сомнений не вызывает.

Александр С. Волков, Сергей Гурьев "Журнал "Контркультур’а". Опыт креативного саморазрушения



Первым значительным исследованием отечественного музыкального самиздата стала книга "Золотое подполье" Александра Кушнира, вышедшая в 1994 году и сейчас являющаяся библиографической редкостью. В ней рассказывалось о деятельности многочисленных неофициальных русскоязычных СМИ, выходивших в 1967−1994 годах.

Сейчас настала пора для исследования, пожалуй, самого популярного и провокационного издания − "Контркультур’а". Во времена расцвета рок-движения интернета не было, зато выходило изрядное число печатных изданий, у которых не было возможности освещать эту тему. Поэтому небольшая группа столичных молодых людей решилась издавать собственный журнал, возникший на базе другого подпольного издания "Урлайт". "Контркультур’у" нельзя назвать полновесным музыкальным изданием, потому что создана она была скорее для демонстрации провокативных идей и теорий ее создателей, которые при этом отлично уживались с рок-н-ролльной составляющей. За годы существования издания, с 1989 по 2002 год, вышло пять номеров арт-проекта, и еще два под названием Pinoller.

Выхода единой антологии, составленной из материалов, многие из которых считались утерянными, ждали с нетерпением. Конечно, выбор текстов − дело в первую очередь составителей, но все-таки немного обидно, что они предпочти материалы важные, но все-таки не "исторические", оставив за бортом важнейшие тексты или ограничившись их фрагментарным упоминанием. Статью Пита Колупаева, посвященную авантюрному и захватывающему процессу организации "Советского Вудстока" − фестиваля в Подольске в 1987 году, и материал об истории первого в мире рок-журнала Crawdaddy! авторы изрядно "почикали". Зато в полном объеме дали провокационные статьи лидера группы "ДК" Сергея Жарикова, которые наверняка войдут в его собственные книги. Нужно ли было жертвовать диковатой пьесой художника Свена Гундлаха "Четверо из его народа" или материалом переводчика Макса Немцова о группе Element Of Crime в пользу ернических рецензий на альбомы Михаила Шуфутинского, Иванушек International и "Океана Эльзы" и длиннющих, замысловатых статей и фрагментов лекций, посвященных контркультуре как таковой? 

Тем не менее в книге имеется солидный блок из интервью Егора Летова, Александра Башлачева, жизнеописания "андеграундных" героев вроде Ника Рок-н-Ролла, Сергея "Олди" Белоусова ("Комитет Охраны Тепла"), Янки Дягилевой, Олеси Троянской, что не позволяет оспорить ее статус как одного из занимательнейших документов своей эпохи. Очень необычной, яркой и насыщенной. 

Олег Коврига "Что я видел"



Каждый, кто бывает на концертах отечественных рок-музыкантов в диапазоне от "АукцЫона" до певицы Умки или ездит на небольшие подмосковные рок-фестивали, непременно видел автора этой книги. Улыбчивый бородатый дяденька, чем-то смахивающий на Гэндальфа, почему-то торгующего книжками и компакт-дисками с самой интересной музыкой. Это − Олег Коврига, последний альтруист российского музыкального андеграунда. Каждый раз покупая у него то диск с редкими записями раннего Петра Мамонова, то новый альбом Леонида Федорова, я просил его рассказать какую-нибудь "музыкантскую" историю. И каждый раз умолял его сделать из всего этого книжку. Олег держался долго, больше 10 лет, и наконец эта книжка увидела свет! Вообще-то до "Что я видел" была еще одна, под названием "Шабашка", где Коврига рассказывал о своих приключениях на далеких стройках, на которых в 1970-е подрабатывали советские студенты.

А вот о своей главной страсти, о рок-музыке, Коврига пишет первый раз, и пишет блестяще. Никуда не исчезли его неповторимые тембр и интонации рассказчика, и, главное, никуда не исчезла "соль" его историй. Конечно, в первую очередь его рассказы − о музыке и музыкантах, точнее, о его жизни рядом с ними, о дружбе и "недружбе" и следом о своих корнях и, что забавно, истории семьи Олега − никак не хуже! Майк Науменко, Виктор Цой, Петр Мамонов, Андрей "Свин" Панов, Федор Чистяков, Анна "Умка" Герасимова, Алексей "Хвост" Хвостенко, Инна Желанная, Ольга Арефьева − вот далеко не полный список тех, с кем Коврига работал: кому-то организовывал "домашние" концерты и записи, с кем-то просто дружил. Это настоящие московские рок-н-ролльные рассказы, в которых почти поровну как лирической, так и очень трезвой оценки отдельных персонажей − оценки, которая, вполне возможно, обрадует далеко не всех персонажей этой книжки, их родных и поклонников. 

Алексей Певчев
Москва 24


<<