Что издано

Каталожный номер GEO 110/111 CD
Формат 2CD
Упаковка Digisleeve, буклет 32 стр.
Дата релиза 29 октября 2017 г.

Барешенкова Марина
"Vox Et Amicus Eius"

Название второго номерного альбома певицы, пианистки и автора песен Марины Барешенковой переводится с латыни как «Голос и его друг». «Друг» здесь – это клавишный инструмент: живой рояль или цифровой синтезатор, а латынь – отсылка к «духу старинной музыки», лейтмотивом проходящему через многие песни альбома. Марина исполняет авторские композиции с элементами арт-рока и средневековой музыки, аккомпанируя себе на клавишных, другие инструменты в её песнях не задействованы.
Альбом включает 31 трек. Песни основаны на интимных, «дневниковых» переживаниях. По стилистике они вызывают ассоциации с эстетикой Серебряного века и отражают образный и духовный мир исполнительницы. Критики нередко определяют стиль Барешенковой как «современные мотеты». Впервые записана программная композиция «Слишком серьёзна для рок-н-ролла» – аллюзия на трек «Too Old to Rock 'n' Roll: Too Young to Die!» любимой группы Марины Jethro Tull. В двух композициях – «Ave Verum» и «Молитва» – использованы католические молитвы на латинском языке.
Формат двойного альбома наследует концертам Марины, которые обычно проходят в два отделения: в одном она аккомпанирует себе на «живом» рояле, а во втором – на цифровом пианино Kurzweil, используя различные его регистры: арфы, клавесина, органа и другие. Соответственно, в «Vox Et Amicus Eius» на первый диск вошли песни, исполненные под рояль Steinway&Sons, а на второй – под Kurzweil SP4-8.
Альбом записан Сергеем Педченко на студии VinylTime (Тайм-Аут, Виктор Зинчук, Елена Камбурова и др.). Сведение выполнил саундпродюсер Олег «Олви» Тимонов, ранее известный как концертный звукорежиссер Иосифа Кобзона.
Издание оформлено репродукциями любимых артисткой картин эпохи Возрождения, преимущественно голландских. На обложке – фрагмент Гентского алтаря Яна ван Эйка с изображением ангела, музицирующего на старинном клавишном инструменте.
Марина – профессиональный театровед, увлекалась театром Анатолия Васильева. В числе её пристрастий, помимо старинной музыки, Сергей Рахманинов, Jethro Tull, Antony & the Johnsons, Тори Эймос, Телониус Монк, Вежливый отказ, а также философ Сёрен Кьеркегор. Одна из известных песен Барешенковой так и называется: «Я люблю Кьеркегора и Jethro Tull».
Как пишут критики, «Марина – уникальное явление на нашей музыкальной сцене: с одной стороны, это то ли романс, то ли авторская песня, с другой – серьёзная камерная музыка. Здесь можно найти влияния и средневековых баллад, и британского прогрессив-фолка, и американского блюза. Но всё это – не игра с формой, а глубоко искреннее творчество, поиск соответствия движениям души».

Вокал, клавишные, музыка и тексты - Марина Барешенкова
Сведение и мастеринг - Олег "Olvi" Тимонов
Запись - Сергей Педченко и Олег Тимонов
Продюсер - Сергей Гурьев

В оформлении альбома использованы фрагменты картин Яна ван Эйка, Гертгена тот Синт Янса, Сурбарана, Боттичелли, Фра Анджелико, Мастера женских полуфигур (Нидерланды, XVI век), Робера Кампена, Босха, Питера Брейгеля Старшего, Рембрандта, Мастера легенды о святой Люции (Нидерланды, XV век), Гольбейна Младшего, а также фото Максима Волкова.

Спасибо огромное: Сергею Гурьеву, Олегу Тимонову, Сергею Педченко, Наташе Ореховой, Матрёне Репецкой, Андрею Минину, Ольге Оськиной, Александру С. Волкову, друзьям и музыкантам "Акустической Ассоциации" (АкАссо). Сёрену Кьеркегору и Jan Anderson (Jethro Tull).

"Любая из этих песен на любом сборнике любой музыки ловила бы души как молитва.
...
Марина не открывает двери восприятия, эти двери должен открыть тот, кто хочет воспринять
"
(Алексей Анциферов, "Наш НеФормат")

"Альбом, в котором соприкасаются, сосуществуют и органично сочетаются разные исторические эпохи и художественные направления.
...
Песни, составившие обе части альбома, требуют от реципиента высокого интеллектуального и духовного напряжения. В этот альбом необходимо вживаться, вникать, вчувствоваться. И тогда он от себя не отпустит."
(Геннадий Шостак. "Наш НеФормат")

 © Марина Барешенкова, 2017  ℗ ГЕОМЕТРИЯ, 2017

Мнения
Песни, составившие обе части альбома, требуют от реципиента высокого интеллектуального и духовного напряжения. В этот альбом необходимо вживаться, вникать, вчувствоваться. И тогда он от себя не отпустит.
Рецензия от "Наш НеФормат"
Барешенкова Марина "Vox Et Amicus Eius"

Название второго в официальной дискографии альбома Марины Барешенковой переводится с латыни как "Голос и Его Друг" и трактуется на разных уровнях. Под другом понимается клавишный инструмент, на котором аккомпанирует себе певица - фортепиано или цифровой синтезатор. А ещё голос - это душа, а друг - далекий образ, единственный слушатель, к которому обращается внутреннее "я" автора.

"Vox Et Amicus Eius" - альбом, в котором соприкасаются, сосуществуют и органично сочетаются разные исторические эпохи и художественные направления. Если мы взглянем на диджипак и буклет, сразу же попадем в Ренессанс: в оформлении альбома использованы репродукции любимых Мариной картин голландских и итальянских художников эпохи Возрождения.

В основу всех песен положены интимные переживания певицы - все написаны от первого лица. В текстах можно выделить две традиции - античную (устремленность к космическому совершенству как эстетическому идеалу, гармонизация действительности, отождествление красоты и божественного начала, жизни и искусства, мотивы смерти и особой любви) и христианскую (наполненность Божественным Светом, облагораживание реальности, высокий нравственный посыл). Местами ощутимы влияния Анны Ахматовой: сочетание аристократизма и хрупкости, непоэтические детали в соположении с высокими чувствами, женская любовь во множестве её ипостасей (счастливая, несчастная, жертвенная) - типичные ахматовские ходы.

Тексты Марины Барешенковой импульсивны и искренни. Такое впечатление, будто некоторые из них создавались на скорую руку, впопыхах. Отсюда временами невысокое качество стиха, уязвимость с точки зрения поэтики.

С музыкальной составляющей гораздо сложнее.

Формат двойного альбома восходит к концертам в особняке купца и мецената Василия Носова, состоящим, как правило, из двух отделений. В первом Марина Барешенкова исполняет песни под рояль "Steinway & Sons", во втором - под синтезатор "Kurzweil SP4-8". Каждый инструмент диктует свою стилистику. То, что поётся под рояль, критики определяют как "фортепианную авторскую песню". По-моему, это современная камерная вокальная музыка. Иногда Марина вплетает в музыкальную ткань джазовую импровизацию. Местами в фортепианном аккомпанементе заметны рахманиновские влияния... Синтезатор под пальцами Марины звучит то как арфа, то как клавесин, то как орган, даже как струнная группа оркестра. Здесь много стилевых заимствований из Баха, музыки эпох Средневековья и барокко.

Автопортрет певицы приоткрывается перед слушателем постепенно. "Я Люблю Кьеркегора и JETHRO TULL" - программное заявление Марины Барешенковой. Её интерес далеко не исчерпывается трудами датского философа-романтика-протоэкзистенциалиста. Склонность Марины к философствованию - не научному, а умозрительному - проявляется во многих текстах. Британская арт-рок-группа повлияла на неё и как на автора, и как на личность. Театральный критик по своей основной профессии, Марина преклоняется перед театром Анатолия Васильева, который для неё является образцом подлинности. В песне также впервые появляется образ любимого человека. Вообще тема любви красной нитью проходит через весь альбом. "Так Долго Ждала" и "С Кем Бы Ты Ни Был" - монологи девушки (женщины), готовой отдать всю свою любовь человеку, которого ещё не встретила. Для неё любить - гораздо важнее, чем быть любимой. Луч из одноименной песни побуждает лирическую героиню к рефлексии. За ходом её мыслей проследить чрезвычайно сложно - для этого мне пришлось несколько раз перечитать текст в буклете. "Слишком Серьезна Для Рок-н-ролла" - аллюзия на песню JETHRO TULL "Too Old to Rock'n'Roll: Too Young to Die!". Ещё один важный штрих к автопортрету Марины Барешенковой: её "я" представляет собой хитросплетение неразрешимых противоречий. В песне "Печаль Уходит Вглубь" автор предстаёт как поэт светлой грусти. Героиня испытывает страдание, но не впадает в депрессию. Романс "По Лунной Дорожке" построен на мотивах эскапизма и движения: лирический субъект скрывается от окружающих и устремляется в путь. "По Мановению Руки" и "Не Оглядывайся" могли бы составить дилогию: героиня, пусть и в собственном воображении, создаёт повесть, в которой остается наедине со своим любимым, переживает расставание, но не теряет надежды быть вместе. "Освободилась От Боли" представлена в пианной и синтезаторной версиях. От себя не уйти, нужно преодолеть свой путь до конца, как бы он ни был тернист и печален - таков смысловой мессидж песни. "Рождественская Ночь" - философское осмысление сюжета о рождении Иисуса Христа. "Онегин" - рефлексия над письмом главного героя пушкинского романа Татьяне. В подражание Александру Сергеевичу, текст написан четырехстопным ямбом (впрочем, в третьем куплете стихотворный размер нарушается). Героиня романса "Когда-Нибудь" ищет свой путь к богу. А в следующей песне "Возможно Ль Дышать в Унисон" она задаётся вопросами, на которые не получает ответа...

Три романса, выпадающих из альбома, составили бонус к первой части. "Шаги По Невскому" и "Елагинский Дворец" образуют так называемую "петербургскую дилогию": Для героини Питер - не просто любимый город, но прежде всего культурная столица с многочисленными достопримечательностями.

Иногда источником творческого вдохновения может быть одиночество. Эта мысль положена в основу романса "Ничего Не Напишу".

Вторая часть альбома отмечена расширением тембровой и стилевой палитры музыкальной составляющей.

Избранник героини романса "Из Всех Мужчин" проявляет интерес к другим представительницам прекрасного пола, а она, тем не менее, продолжает его самоотверженно любить. "След" - мимолетное воспоминание о былой любви. Текст изобилует глаголами в прошедшем времени. Песня "Зрители-Фантомы" автобиографична: автор размышляет о своих взаимоотношениях с поклонниками. "Опять Зима" - развёрнутая метафора: душевное состояние лирической героини раскрывается через картины природы, а между творчеством и криком души ставится знак равенства. "Я Встретилась" - песня о поиске Идеала и Истины. Романс "Вода Застыла" навеян литературной беседой Кьеркегора "Полевая лилия и птица небесная" и проникнут ощущением конечности жизни. "Не Спится" - эмоциональная кульминация второй части альбома. Партия синтезатора рельефно изображает чувство тревоги. "Колыбельная" дышит нежностью, умиротворенностью и покоем.

Вторая часть альбома чётко структурирована. Её обрамляют две песни-молитвы - "Ave Verum" и собственно "Молитва". В первой использовалась рифмованная молитва, звучавшая в богослужении во время причастия. Справедливости ради следует сказать, что на неё писали музыку многие знаменитые композиторы, в числе которых - Палестрина, Моцарт, Лист, Сен-Санс, Форе... Во вторую включена краткая молитва к Пресвятой Троице "Gloria Patri, et Filio, et Spiritui Sancto". А в самом центре альбома располагается песня "Мне Бы" - обращение героини к богу, которая содержательно и настроенчески также соответствует молитве.

Бонус-треки вполне могли бы вписаться в альбом. "По Белому в Белом" характеризуют настроение восторга и устремлённость к счастью. "Повторяя Эти Ноты" - пожалуй, самый лучший номер диска. Душа героини, растворяясь в песне, стремится к богу и вечному блаженству. Музыка напоминает одновременно протестантские хоралы и духовные песни эпохи барокко, в инструментальном сопровождении слышны "баховские" гармонии.

Песни, составившие обе части альбома, требуют от реципиента высокого интеллектуального и духовного напряжения. Поэтому их сначала тяжело слушать - хочется нажать на "stop". В этот альбом необходимо вживаться, вникать, вчувствоваться. И тогда он от себя не отпустит.

Геннадий ШОСТАК
Наш НеФормат, 22 августа 2018 года

Наш НеФормат
Альбом, и мы вместе с ним, зависает в свободной позе между эпохами, мыслями, чувствами, цветами, ветрами...
Рецензия от "Контрабанда (II)"
Барешенкова Марина "Vox Et Amicus Eius"

Первый диск нового двойного альбома московской певицы записан под аккоманемент фортепиано, второй - под звук массивного синтезатора Курцвейл (Kurxweil SP-8), имеющего регистры арфы, клавесина, органа. Именно это подсказало название альбома – «Голос и его друг». Друзья у вокала тут – инструменты.

Постепенно становится ясно - будет непросто, будет командовать желание чувствовать слова, а не только понимать их смысл. Будет стремление к забываемой людьми реальной альтернативе, сопротивление массовому вкусу. Можно попробовать описать происходящее, как движение с благой целью - спасти музыку, усложнив её, поставив, таким образом, «защиту от дурака» и, одновременно, успокоив расшалившееся коллективное бессознательное. 
Барешенкова использовала свои постоянные приёмы, вокальные повторы и мелодические фонемы типа «ту-ту-ту» – их функция, кстати, ясна не всегда. Фантазийный мир, который создаётся альбомом, словно не завершен, он строится на наших глазах, приобретает новые черты, удивляет зрителей, да, наверное, и саму певицу. Словно идеи не умещаются в музыку, в жизнь, и нестерпимо хочется показать их незавершённость, открытые финалы – как в старом кино, ни за что не ставить точку. Тут нужен хотя бы перерыв на чаепитие под чистые, как слеза комсомолки, адаптации блюза.

Аксетизм саунда и прочувствованность образов оказываются в равновесии. Вокруг стиля певицы возможны аргументированные разговоры, переходящие в дуэли на рапирах. Вещи – молитвы, слова типа «благость» звучат абсолютно уместно. Кому-то нравится говорить «neo motets», как вариант - «современные мотеты», но это можно перевести и как «contemporery motets», что звучит уже как-то излишне напыщенно и неправильно. Не забудем про «neo barocco»… В реальности имеем дело с жанром «singer/songwriter» - тут можно остановиться.

На концертах Марина нередко балует публику каверами. В альбом мог войти один из них  - «До свидания лето» Пугачёвой/Зацепина/Дербенёва, из него получился тоже, конечно, мотет. Не сложилось, теперь - велкам на концерты. Запомнилась песня «Я люблю Кьеркегора и Jethro Tull» и перекликающаяся с ней «Из всех мужчин». И звучит, как описание и осознание противоречий, разных векторов в развитии ситуации – «…не приходите ко мне на концерт в Консерваторию».

Вот эдакий цветочек вырос на наших пыльных-музыкальных склонах и оврагах. Понятно, что все песни тут, как дети, и это не кокетство, а ощущение от слушания. Что можно сделать, чтобы релизы Барешенковой сдвинулись от дневниковых описаний мира в душе к «обычным», пресловутым массовым слушателям, к душе - в мире - вопрос. Возможно ли внешнее продюсирование? Это касается и драматургии альбома, и подхода к аранжировке, к отбору вещей. Может быть, тут пришлось бы ко двору музицирование в дуэте, даже в дуэтах - с разными инструменталистами. Но это вопрос неоднозначный абсолютно со всех позиций. И, конечно, присутствует постоянное опасение - как бы не испортить, как бы не навредить. Альбом, и мы вместе с ним, зависает в свободной позе между эпохами, мыслями, чувствами, цветами, ветрами... Только не надо в этом месте думать про гравитацию.

Александр ТОМАНОВ
Контрабанда, 14 января 2018 года

Контрабанда (II)
Половина дебюта"Не люблю, когда меня хвалят. Ругайте меня, ругайте".М. БарешенковаВ официальном пресс-релизе лейбла "Геометрия" новый альбом Марины "Vox Et Amicus Eius"* посчитан вторым. Это не так, но это не важно. Марина выступает с середины 1990-х. И всегда это было так же, как и сейчас: ...
Рецензия от "Наш НеФормат"
Барешенкова Марина "Vox Et Amicus Eius"
Половина дебюта

"Не люблю, когда меня хвалят. Ругайте меня, ругайте".
М. Барешенкова


В официальном пресс-релизе лейбла "Геометрия" новый альбом Марины "Vox Et Amicus Eius"* посчитан вторым. Это не так, но это не важно. Марина выступает с середины 1990-х. И всегда это было так же, как и сейчас: девушка и рояль. Казалось бы, чего уж проще, однако Марина у нас одна. Одна с роялем, одна с Kurzweil'ем. Одинока как гений.

Новый альбом Марины прекрасен снаружи, а её песни прекрасны внутри. Да что там прекрасны - они идеальны! В этом-то и проблема. Альбом - двойной! в двух частях! как бы разных! - слушается как одна длинная песня. Причина такого "идеального однообразия" мне видится в том, что Марина продолжает быть одна. Во всех смыслах. Каждая песня сделана идеально и каждая песня внутри самой себя. "Не печалься, я справлюсь сама". Да, справляется. Слишком горда для рок-н-ролла, слишком открыта, чтобы молчать. Продюсер диска, знаменитый Сергей Гурьев, переживает за то, что между песнями по техническим причинам получились слишком короткие интервалы. Помогла бы немного более длинная пауза между песнями разделять и отличать их лучше? Думаю, нет. Но любая из этих песен на любом сборнике любой музыки ловила бы души как молитва.

Второй диск - "Часть вторая. Kurzweil" - это и есть та самая половина дебюта. Песни, которые Марина в последнее время играла под электропианино "Kurzweil", впервые выходят на CD. Впрочем, электроаккомпанемент не слишком меняет звучание песен Марины. Она не занимается тембральными фокусами с синтезатором: орган да клавесин. Самое заметное изменение, произошедшее с Мариной, не инструмент - это вокал. Vox amicus eam**. Пение Марины стало увереннее, богаче. Это видно по её выступлениям.

К сожалению, Марина не будет искать путей нарушения своего одиночества. Это нужно сделать нам. Всё меняется, когда Марина выступает перед зрителями, когда она уже не одна. Переживание Мариной своих песен на концерте так телесно, и в то же время так одухотворенo, что эти самые песни берут тебя за руку, за рёбра и вынимают всё самое светлое, что есть в душе. "Сколько любви и тепла - в небеса Бесплотному образу - мимо тебя!" Марина не открывает двери восприятия, эти двери должен открыть тот, кто хочет воспринять. Слушатель, стань другом для этих песен!

* Голос и его друг (лат.)
** Голос её друг (лат.)

Алексей АНЦИФЕРОВ
Наш НеФормат, 14 ноября 2017 года
Наш НеФормат
Путешествие по закоулкам души и пробежка по лезвию таланта от критика, боготворящего женщин, которые поют. И играют одновременно. Театровед-профессионал и виртуоз клавишных инструментов , вокалистка (певица – слово ругательное), композитор и поэт, и просто обворожительная дама довольно юных ещё ...
Рецензия от "Контрабанда"
Барешенкова Марина "Vox Et Amicus Eius"

Путешествие по закоулкам души и пробежка по лезвию таланта от критика, боготворящего женщин, которые поют. И играют одновременно.

Театровед-профессионал и виртуоз клавишных инструментов , вокалистка (певица – слово ругательное), композитор и поэт, и просто обворожительная дама довольно юных ещё лет Марина Барешенкова выпустила второй студийный альбом. Одна из счастливых его особенностей, он – двойной. Первый диск из пары называется – «Piano», второй – «Kurzweil». Имеющий понимание поймёт, что «друзьями голоса», а это отсылка к латинскому названию релиза, являются то фортепиано, то цифровой синтезатор. Оба CD одинаково ценны, оба схожи по длительности, оба снабжены замечательными бонус-треками и иллюстрированы наивно-мудрыми картинами западно-европейских передвижников XV-XVI веков. Но есть и разница.
Марина работает в крайне сложной музыкальной плоскости: клавиши и вокал, и ничего больше. С волосатыми или, напротив, лысыми парнями с гитарами и барабанами на бэкграунде было бы куда проще. Но проще не значит лучше. «Акустический» диск открывается программной «Я люблю Кьеркегора и Jethro Tull». Она правда их безумно любит. «Ещё театр, который ты не знал/Люблю мистерию и ритуал – Там подлинность никто не подменял. Я знаю,  что умею ждать». Ожидаемое барокко со светлым, хотя и ощутимо минорным настроением. «Джетроталльская тема» золотой нитью проходит и в другой программной песне - «Слишком серьёзна для рок-н-ролла» – воздушный поцелуй для «Too Old to Rock 'n' Roll: Too Young to Die!» своих кумиров. 
А вот условно электрический диск первым предлагает сарабанду  Ave Verum, «Времени нет/ «Лети/Плачь/ В землю - прах/ В небо – ах-отпусти/И за всё, что не так- люби…». Дальше - на языке Овидия. И опять своеобразная цикличность, ибо тему общения с небом продолжает молитва-гальярда «Мне бы». Чего стоит текст – «Голос в поднебесье/Дай раскроюсь в песне». Голос звучит ещё нежнее и душевнее. Хотя уж куда больше…
Там, где звучит рояль, больше камерной классики начала прошлого столетия, тогда, правда, считавшейся модерном. Ярчайший пример - фри-вальс «По лунной дорожке». Впрочем, нельзя не упомянуть нервно натянутую, точно правка для опасной бритвы «Возможно ль дышать в унисон», абразивную «Не оглядывайся», в общем, тусклых вещей нет вовсе. Там, где «другом» выступает инструмент электронный, преобладают более ранние созвучия. Хотя и арт-року отводится достойное место. Взять хотя бы финальную «Повторяя эти ноты».
Характерной особенностью мелодизма, исполнения и звучания композиций Марины можно назвать интимность и доверительность. Она словно делится своими потаёнными секретами, но не на каком-то девичнике, а на исповеди. Ей невозможно не верить. А с другой стороны, такой музыке просто незачем лгать. Да она и не умеет. «Уносит потоком – так скорей улетай/ Во сне ненароком возвращаешься в рай». Эта канцона под названием «Колыбельная» - одна из самых моих любимых. 
На задней обложке буклета с текстами песен и репродукциями картин – необычной круглой формы портрет молодой женщины в бархатном платье и затейливом головном уборе. С еле уловимой улыбкой. Долго не мог понять, кого же она мне напоминает? Неожиданно показалось, что напоминает саму Марину, которую хочется назвать «Человеком Эпохи Возрождения». Что ж, путешествий во времени еще никто не отменял. Как и некоторого отсутствия внимания, которым я страдаю. При повторном знакомстве с изданием, оказалось, что на второй страничке буклета есть фотография самой Марины, современная естественно, в такой же круглой рамке. О сходстве судите сами.

Александр КУТИНОВ
Контрабанда, 24 ноября 2017 года

Контрабанда
8/10 Много ли мы знаем отечественных вокалисток, во всеуслышание признающихся в любви к группе Jethro Tull, а заодно и к датскому религиозному философу Сёрену Кьёркегору? Московский музыкант Марина Барешенкова не только открывает свой новый альбом вещью с этим концептуальным заявлением, но ...
Рецензия от "InRock"
Барешенкова Марина "Vox Et Amicus Eius"

8/10

Много ли мы знаем отечественных вокалисток, во всеуслышание признающихся в любви к группе Jethro Tull, а заодно и к датскому религиозному философу Сёрену Кьёркегору? Московский музыкант Марина Барешенкова не только открывает свой новый альбом вещью с этим концептуальным заявлением, но поёт через несколько номеров, продолжая мысль: "Слишком серьёзна для рок-н-ролла, слишком весела...". Эти идеи формируют образ артистки, но музыка альбома говорит и о другом.

Двойной релиз представляет два лица певицы. Один диск записан под фортепиано, второй под электронно-клавишный инструмент Kurzweil SP-8. "Vox Et Amicus Eius" с латыни переводится, как "голос и его друг". Друзья тут – эти самые клавишные инструменты, идея восходит к регулярным концертам Барешенковой в московском особняке купца и мецената Василия Носова. Так что друга у голоса тут получается минимум два. Альбом, клавишно-поэтический Янус, сводит эти полюса вместе.

Это не слащавый поп-неоакадемизм. Слушать Марину не всегда просто. В альбоме формально нет ничего от андеграунда – ни подвальной эстетики, ни приблизительной техники, ни примитивности, ни истерики, но он оказывается рядом именно с андеграундом, т.к. противостоит навязываемым медийным трендам. Это созвучно позиции помогающего певице рок-литератора Сергея Гурьева – он раньше работал с такими музыкантами, как "Рада и Терновник", "Дочь Монро и Кеннеди", Владимир Белканов, "Лайда", Светлана Косенко.

Тори Эймос – одно из частых сравнений при оценке того, что делает Барешенкова. Добавим ещё Регину Спектор. Но эти девушки обострённо современны, Марина же не забывает прошедшие эпохи.

Оформлен диск изящно и стильно, это можно отнести и ко всему творчеству Барешенковой. Музыку, да и вообще искусство, в наше время упрощают, принижают, выносят на базар, выдавая примитив за прогресс. Физики победили лириков и громко смеются над ними, сидя в пивных. Альбом, который мы слушаем сегодня, развивается, живёт в другом направлении.

По сравнению с CD Барешенковой "Дальше" ("Отделение Выход", 2012), "Vox Et Amicus Eius" звучит поджаро и собранно, но этот двойник – слушание особое, оно потребует концентрации внимания. Увлечённые нестандартной, ностальгической эстетикой, личным обаянием, зрители, бывает, останавливаются на визуальном и музыкальном впечатлении от "новых мотетов" – так определили критики стиль Марины, – не углубляясь в тексты. А они несут черты Марининого таланта – образную насыщенность, эстетические маяки прошлых эпох, которые цивилизация оставила, чтобы мы совсем уж не заблудились.

Первая вещь второго диска "Ave Verum", спетая частично на латыни под орган, показательна. Стройность, устремлённость ввысь того, что делает Марина, родственны именно этому инструменту. Хрупкая девушка и массивный трубчатый монстр не остаются в одиночестве. У синтезатора задействуются регистры арфы, клавесина: друзей у голоса на поверку оказывается целая компания – умных и нескучных.

Александр В. ВОЛКОВ
InRock #4 (82)/2016, стр. 55

InRock
Трек лист:
CD 1 - Piano
CD 2 - Kurzweil
01 Я люблю Кьеркегора и Jethro Tull
02 Как долго ждала
03 С кем бы ты ни был
04 Луч
05 Слишком серьёзна для рок-н-ролла
06 Печаль уходит вглубь
07 По лунной дорожке
08 По мановению руки
09 Рождественская ночь
10 Не оглядывайся
11 Освободилась от боли
12 Онегин
13 Когда-нибудь
14 Возможно ль дышать в унисон
15 Шаги по Невскому*
16 Елагинский дворец*
17 Ничего не напишу*
01 Ave Verum
02 Из всех мужчин
03 След
04 Зрители-фантомы
05 Опять зима
06 Мне бы
07 Я встретилась
08 Вода застыла
09 Освободилась от боли
10 Не спится
11 Колыбельная
12 Молитва
13 По белому в белом*
14 Повторяя эти ноты*
Видео