Что издано

Каталожный номер GEO 040-041 CD
Формат 2CD
Упаковка Exclusive digipak, буклет 20 стр.
Дата релиза 30 декабря 2012 г.

До Мажор
«Ноэма»

Шедевр подпольной «позднесоветской» звукозаписи,  до сих пор остававшийся не изданным на CD. Главный автор музыки альбома и бессменный лидер группы До мажор, гитарист Андрей Сучилин в своё время был одним из создателей «московской рок-лаборатории», а позднее - российским резидентом созданного Робертом Фриппом международного гитарного сообщества Guitar Craft. В проектах Сучилина играли такие знаменитые музыканты, как Сергей Летов, Михаил Жуков, Андрей Соловьёв, Аркадий Кириченко. При записи «Ноэмы» Сучилин, однако, обошёлся без звёзд и, тем не менее, создал эпическую полуторачасовую «нетленку»: журнал «Контркультура» назвал её «Лучшим альбомом 1990 года», а фирма «Мелодия» в 1992-м выпустила сокращённую версию на виниле. В изданную «ГЕОМЕТРИЕЙ» полную версию «Ноэмы» вошла концептуальная композиция «Лукин», посвящённая полузабытому пионеру отечественного фри-джаза Виктору Лукину, который в 90-м сидел в непальской тюрьме, отбывая 10-летний срок за инкриминированное ему убийство товарища в Гималайских горах (музыкант якобы столкнул его в пропасть). Композиция включила засэмплированное интервью Лукина с рассказом об этих невзгодах, данное им репортёрам непосредственно в тюрьме. По стилю «Ноэма» - в основном инструментальный альбом с редким присутствием вокала, авангардно-постмодернистская смесь new age, new wave, амбиента, фриппертроники и массы других элементов, приобретающих в общем контексте совершенно уникальное звучание.

До Мажор:
Андрей Сучилин - гитара, вокал, клавиши, программирование, перкуссия
Владимир Давыдов - сопрано-саксофон
Михаил Плотников - барабаны
Александр Соколов - клавиши
Александр Воронин - сопрано-саксофон, флейта
Екатерина Ковалёва - вокал
Николай Потулов - вокал
Влад Артамонов - бас
Евгений Филипов - гитара

Все композиции, аранжировки и тексты песен - Андрей Сучилин, кроме «Шестоднев»: автор текста - аноним XVII века по мотивам Иоанна экзарха Болгарского, из личной коллекции С. Абрамовича

Альбом записан в студии Дворца культуры «Зеленоград» в начале 1990 года
Запись и сведение: Константин Брыксин, с участием Александра Соколова
Реставрация и мастеринг: Евгений Гапеев
Дизайн: Александр Яковлев
Фото: Сергей Бабенко, Юрий Чашкин, семейные архивы музыкантов

Альбом ранее был издан в 1992 году ФГ «Мелодия» в сокращённом виде на грампластинке № С60 32017 009.

Полностью издаётся впервые.

© 1990, Андрей Сучилин «До Мажор» © ℗ 2012,  Г∑ОМЕТРИЯ®    (www.geometry.su)

Мнения
Существуют альбомы культовые. Иные пластинки получаются провальными. Но есть и альбомы-призраки, о которых многие что-то читали, встречали упоминания о них в различных изданиях и даже слышали какие-то фрагменты. Но проникнуться их духом и ощутить всю заложенную в них силу довелось лишь единицам. ...
Рецензия от "reproduktor.net, 10 апреля 2013 г."
До Мажор "«Ноэма»"

Существуют альбомы культовые. Иные пластинки получаются провальными. Но есть и альбомы-призраки, о которых многие что-то читали, встречали упоминания о них в различных изданиях и даже слышали какие-то фрагменты. Но проникнуться их духом и ощутить всю заложенную в них силу довелось лишь единицам. К таким работам, вне всяких сомнений, можно отнести альбом «Noema» группы «До Мажор».

Об этом коллективе сегодня знают, наверное, лишь истинные ценители музыки. Его главный идеолог – Андрей Сучилин – не является персонажем культовым, о нём практически не пишут в прессе и, уж тем более, не показывают его по телевидению. Не звучат произведения группы «До Мажор» и по радио. Впрочем, время от времени об этой группе всё же вспоминают и какие-то её произведения попадают на различные сборники, как, например, на антологию русской психоделии Tripwave. Но это, скорее, исключение из правил.

Группа «До Мажор», появившаяся ещё в начале 80-х годов прошлого столетия, не может похвастаться масштабными концертными турне и запоминающимися шоу. Их выступления были редки, коллектив же существовал, большей частью, в виде студийного проекта. Практически без денег, используя довольно скромную аппаратуру, Сучилин умудрился создать несколько великолепных произведений, увенчались которые шикарным двойником «Noema».

Альбом был записан в далёком 1990 году. Какая-то его часть впоследствии былаиздана фирмой «Мелодия» на виниле. Полную же авторскую версию слышали лишь немногие, но подавляющее большинство из них не сдерживало восторга от услышанного. Альбом «Noema» получил хорошую прессу, но коллегами-музыкантами был встречен в штыки. Многие из них посчитали работу Сучилина слишком попсовой. Сейчас, когда с момента записи пластинки прошло более двадцати лет, такие утверждения выглядят особенно смешно, сам же материал до сих звучит свежо, демонстрируя не только оригинальность мышления автора, но и его высокий профессионализм.

В начале 90-х, говоря о «Noema», критики отмечали массу заимствований, замаскированных цитат и всевозможных отсылок как к западным, так и к отечественным музыкальным произведениям. Наверное, нет смысла повторяться и в очередной раз заострять на этом внимание, тем более, что работу эту лучше воспринимать целиком именно в том виде, как она подана автором, не пытаясь разложить на составляющие. То, что альбом после многолетнего пребывания в забвении, наконец, встретился со слушателем и оказался востребован, как нельзя лучше говорит о его самобытности и уникальности.

Подавляющее большинство композиций с «Noema» — инструментальные произведения. Лишь четыре трека украшены вокалом Екатерины Ковалёвой и Николая Потулова. Ещё одна композиция составлена из фрагментов интервью Виктора Лукина, советского художника-оформителя и одного из пионеров русского авангарда, по воле судьбы оказавшегося в непальской тюрьме. В какой-то степени, посвящённый ему трек, является ключевым во всей этой работе. Во всяком случае, он заставляет проявить интерес к судьбе человека, о котором, как выясняется, не знает даже «Википедия».

«Noema» — это убедительный ответ тем, кто считает, что в России никогда не было и не будет качественной современной музыки. Это довольно нетипичная для русской музыки ситуация, когда слова просто-напросто не нужны. И настроение, и поток сознания здесь выражены только с помощью музыкальных инструментов, где тон задаёт неуёмная гитара Андрея Сучилина, мечущаяся между барабанных дробей и басовых лабиринтов. Время от времени её заменяют саксофоны, на которых играют Александр Воронин и Владимир Давыдов. Немногочисленные тексты выполняют лишь вспомогательную функцию, хотя и они, что называется, не без изюминки. Например, «Зарин Заман», повествующий о таинственном газе, уничтожающем всё живое в радиусе «трёх часов езды на велосипеде». Сегодня его назвали бы стёбом ради стёба, тогда говорили, что это своеобразный чёрный юмор.

Произведения, составившие «Noema», отличаются своей продолжительностью. При этом с каждой секундой происходит всё новое развитие темы, что и приковывает внимание слушателя. В этом отношении показательны обе версии «Блюза», как классическая оригинальная, где басовая канва обыгрывается всё новыми гитарными пассажами, так и переработанная, более «бодрая» его версия, которую предваряет не менее убедительное интро. Убедительна и столь же эпическая композиция «Марш», завершающая двойник, в которой на первом плане совершенно неожиданно оказываются барабаны.

Отдельно хочется отметить саунд пластинки. Его многослойность не ускользнёт от внимания даже самого искушённого меломана. Сегодня, когда техника и технологии позволяют делать практически всё, что заблагорассудится, мало кто может похвастаться подобным звучанием. Результат же работы Сучилина говорит об особом мышлении, которым, к сожалению, обладают очень немногие, не говоря уже об умении реализовывать задуманное.

Также стоит отметить, что в полном виде «Noema» издаётся впервые. Благодаря усилиям лейбла «Геометрия», отечественные меломаны получили возможность пополнить свои коллекции одним из лучших произведений, созданных когда-либо представителями отечественной рок-музыки. Эта пластинка из разряда тех, которые должны стоять на полке любого коллекционера и истинного ценителя качественной музыки. Полтора часа, проведённые за прослушиванием лучшей студийной работы группы «До Мажор», могут в корне изменить даже сложившиеся годами музыкальные пристрастия.

Дмитрий Мех
reproduktor.net, 10 апреля 2013 г.

reproduktor.net, 10 апреля 2013 г.
Андрей Сучилин – личность культовая. Московская школа рок-авангарда неотделима от деятельности Сучилина в группе "До мажор" и других проектах, от его экспериментальных записей с Сергеем Летовым, Александром Пиллаевым и Трэйси Дрэйком, продюсерской и издательской работы. При этом Сучилин никогда к ...
Рецензия от "InRock, No. 1 (57), 2013"
До Мажор "«Ноэма»"
Андрей Сучилин – личность культовая. Московская школа рок-авангарда неотделима от деятельности Сучилина в группе "До мажор" и других проектах, от его экспериментальных записей с Сергеем Летовым, Александром Пиллаевым и Трэйси Дрэйком, продюсерской и издательской работы. При этом Сучилин никогда к "прогрессиву" как таковому не тяготел, предпочитая уютной работе "в фарватере" гигантов иллюзорную славу бунтаря-авангардиста, свободного художника и если уж последователя, то лишь самого Роберта Фриппа (в школе которого Guitar Craft обучался в начале 90-х и чью манеру игры глубоко прочувствовал). И до сих пор он таковым и остается – независимым, интеллектуальным, мобильным антагонистом всему и вся, творящим (или не творящим) лишь по своему хотению и разумению. Даже название его группы, по сей день существующей в разных формах – "До мажор" – отдает радикализмом и минимализмом: самая "простая" тональность, белоклавишная, первородная. Альбом "Ноэма" был записан "До мажором" в 1990 году и существовал в двух видах – самиздатовского двойного кассетного релиза и слегка сокращенного "одинарного" винилового издания на "Мелодии". И, что очень странно, по сей день не был выпущен на CD, давно став коллекционной редкостью. Спасибо "Геометрии", спустя 23 года этот шедевр может занять достойное место на полках как старых, так и новых поклонников прогрессива, джаза и авангарда. История создания альбома и его записи подробно изложена в книге А. Кушнира "100 магнитоальбомов советского рока", соответствующая глава которой приведена в обширном буклете к изданию, поэтому не будем повторяться. Скажем лишь – будучи для 1990 года записью, явно предвосхитившей время, сегодня "Ноэма" слушается на удивление актуально и остро. Ничуть не устаревшая смесь фриппертроники, эмбиента, нью-эйджа и "новой волны", сдобренная толикой иронично переосмысленных массовых жанров (что вообще было характерно для позднесоветского рока) – босса-нов, блюзов, маршей... На одном полюсе – предельно продуманные, с выписанными инструментальными партиями, слоями уложенные "жесткие" композиции типа "Хина Вишну" или "Шаги", на другом – абсолютно свободные импровизации ("Невский пирог", "Блюз"). Наслоения и переклички клавишных, гитары ("чистой" и препарированной), грувового баса, электронных и живых барабанов, саксофона и флейты, опционального женского и мужского ("хорового") вокала – партитура концептуально выстроена и даже слишком выверена, при кажущейся импровизационности здесь властвует сучилинский "учет и контроль". Музыка по преимуществу инструментальная, но вещи со словами намертво врезаются в память: это легендарные строчки про газ зарин-заман, который "уничтожает всё живое" и особенно опасен для велосипедистов ("Зарин-заман"); издевательские вирши о том, что "жизнь прожить – это делу служить" ("Шаги"), обе спеты трепетным голосом Екатерины Ковалевой; и монументальная вещь "Лукин", в которой на фоне сгущающегося гитарного безумия и нарастающей шизофонии звучат голосовые сэмплы из интервью русского фри-джазового музыканта и художника Виктора Лукина, волею судеб оказавшегося в непальской тюрьме... Состав, собранный Сучилиным для записи альбома, быть может, тогда отличался спонтанностью, но сегодня многие его участники – признанные ветераны отечественного рока: клавишник Александр Соколов, барабанщик Михаил Плотников, флейтист и саксофонист Александр Воронин (к сожалению, скончавшийся в конце 90-х)... Полтора часа непростого и изысканного слушания, заканчивающегося гротескным "маршем темных сил", не оставляющего надежды на "хороший исход" – такова "Ноэма", один из краеугольных камней в истории отечественного прог-авангарда.

Елена Савицкая
InRock, No. 1 (57), 2013
InRock, No. 1 (57), 2013
20 лет спустя Двадцать лет назад на «Мелодии» вышла знаковая для постперестроечной России пластинка группы Андрея Сучилина «До Мажор» под названием «Noema». Оставив след в истории, она тем не менее могла кануть в вечность, если бы не расширенное переиздание альбома, готовящееся сегодня в ...
Рецензия от "Stereo&Video, No. 212, октябрь 2012 г."
До Мажор "«Ноэма»"
20 лет спустя

Двадцать лет назад на «Мелодии» вышла знаковая для постперестроечной России пластинка группы Андрея Сучилина «До Мажор» под названием «Noema». Оставив след в истории, она тем не менее могла кануть в вечность, если бы не расширенное переиздание альбома, готовящееся сегодня в «Геометрии».

Я встретился с Андреем Сучилиным перед концертом, приуроченным к празднованию его 53-го дня рождения. Концерт представлял собой полу-джазовый, полуроковый джем-сейшен с участием самого Сучилина, а также пришедших поздравить мастера друзей-музыкантов — Алексея Айги, Фёдора Амирова, Владимира Кислякова, Николая Рубанова, Александра Царовцева, Антона Ефимова, Владимира Глушко. Вместе они исполнили импровизацию, безусловно, отличающуюся от того, что в прошлом веке играли ноэмовцы (прежде всего отсутствием нот перед глазами, а порой даже тональности «в струнах»). Впрочем, музыка «До Мажора» в 90-е также воспринималась как импровизация, несмотря на то что тогда Сучилин честно выписывал все инструментальные партии...

Группа «До Мажор» сформировалась в 80-е годы. Каким вы видели будущее коллектива в то время?

Удалось сформировать более или менее постоянный состав и записать три-четыре — точно уже не помню — пластинки, две из которых изданы. Что касается неудавшегося: была идея соединить строго выписанную музыку с абсолютно свободной импровизацией, с электронными экспериментами, которые мы в то время делали, как умели, тогда ведь только-только начали появляться первые семплеры...

Как бы вы определили жанр и стилевую основу «Noema»?

То, что у нас тогда получилось, получилось как раз в результате попытки преодоления стиля. Позднее это стали называть постмодерном, хотя проис-
ходило это не вполне сознательно. У нас был клавишник, восхищавшийся Паулем Хиндемитом, Арнольдом Шёнбергом, — хорошо образованный музыкант. Сам я к тому моменту узнал, что существует минималистическая, репетитивная техника, и решил, что этим следует заниматься. Но поскольку мы всё-таки были разные, упомянутые увлечения проявились скорее в сольных работах. А «До Мажором» рулил рок — пусть и со всякими добавками, прибавлениями, убавлениями, но именно рок. В последние годы я ухожу совсем в другую музыку, и мне уже неинтересна ни репетитивная техника, ни додекафоническая, ни так называемый актуальный джаз. Сейчас всё изменилось. Огромную эволюцию проделали все столпы экспериментаторской музыки — и в джазе, и в роке, и в академической музыке. Да, собственно, академической музыки как таковой не осталось. Её просто нет.

Примерно в те же годы, когда была записана «Noema», вы выступили в качестве продюсера, создав лейбл «Objective Music». Какие цели при этом преследовали?

Ну, во-первых, — издавать самого себя. Второй довольно важный момент — я хотел издавать своих друзей. Сделал серию сборников «Суп с котом» — это ни много ни мало пять пластинок. А в 90-е годы издать пять сборников независимой музыки — дело не из лёгких. Я и сейчас их слушаю с удовольствием. Не потому, что там всегда хорошая музыка (встречается и плохая), а потому, что там представлен удачный срез времени, которое очень мало задокументировано.

Вы были одним из организаторов фестивалей инди-музыки «Индюки» и «Обратная сторона Земли». Как вам сегодняшнее состояние неформатного искусства?

В 90-е независимой музыкой можно было назвать всё что угодно: и «До Мажор», и «Комитет Охраны Тепла», и Олесю Троянскую. Я тогда шутил, что независимую музыку играют либо те, кто совсем не умеет играть; либо люди, которые играют интересную только им самим музыку; либо те, кто играет музыку интересную и популярную, но при этом не попали в обойму. А сейчас... Я иногда общаюсь со старыми брюзгами, которые говорят, что вот, ничего же нет, совсем ничего. На самом деле есть огромное количество групп — интересных во всех отношениях. Другое дело, что от их деятельности нет резонанса, но ведь сейчас нет резонанса почти ни от чьей деятельности. Вы можете выпускать по 10 пластинок в год, делать успешные западные концерты и никого это не будет волновать.

Расскажите о работе в студии Константина Брыксина в Зеленограде.

Костя — замечательный, абсолютно либеральный человек. Его студия располагалась там же, где сидел Барыкин с остатками своей команды. Когда Брыксин услышал, что мы играем, у него глаза на лоб полезли. Но, к счастью, он отнесся к нам не как к сумасшедшим, а по-доброму.

Константин «КаБэ» Брыксин, в свою очередь, подробно рассказал Stereo&Video о том, как записывалась «Noema»: 
Сразу скажу, что Андрей Сучилин был «Энерджайзером» этой работы... Он, как Фигаро, был то в павильоне, то за пультом, когда сам не записывался. Так что сводили практически «в четыре руки», и его помощь была совсем не лишней. Студия в то время у нас была начинающая, поэтому в качестве основного микрофона использовали ламповый ленинградский «ЛОМО 19А-19» — очень чувствительный и посему постоянно шумящий. Казалось, что он воспроизводил шум из своих же недр, а нормальных «шумодавов», не искажающих сам сигнал, у нас тогда не было. Если бы мы каким-то чудом — за бешеные, заработанные непосильным трудом деньги — не приобрели Neumann (кажется, 87-й), то этой записи (по крайней мере, в таком удобоваримом на тот момент виде) могло бы и не получиться... Так что хвала Neumanny!
Мы располагали всего четырьмя каналами для записи («Ampex» величиной с человеческий рост), одним процессором эффектов, 16-канальным пультом и одной клавишей «Korg Роlу-800», обеспечивавшей все «негитаробарабанные» звуки (руководил ею Саша Соколов). Все работали на пределе возможностей, без расслабона. Приходилось записывать с промежуточным сведением: прописывали сначала барабаны (два стереоканала), аналогично бас и гитару, затем всё это сводили на два канала, освобождая, таким образом, два других. Затем дописывали вокал и еще одну гитару, как правило, а при окончательном сведении дописывались ещё партии вживую, например клавиши. Поэтому все получилось так живенько и весело, эстетски изобретательно. Из-за того, что 4-канальный «Ampex» нам достался всего с двумя бобинами фирменной 2-дюймовой пленки длительностью по 45 мин, всё время приходилось писать и тут же стирать старые записи других исполнителей. Следы таких «недостёртостей» кое-где слышны.

После ремастеринга, выполненного в 2008 году для «Геометрии» Евгением Гапеевым, качество звука, безусловно, стало лучше. О том, зачем эта работа была затеяна, рассказал глава лейбла Павел Кострикин:
«Noema» — крайне интересный альбом, современный и актуальный, несмотря на то что уже выходил на виниле. Есть такое английское выражение: «Рау attention». Действительно, сейчас за внимание людей приходится буквально платить, чтобы они поняли: «Да, это оно!» Некоторые думают, что можно обойтись без физического издания. Но мы считаем, что достойная музыка пока еще требует того, чтобы коллекционер имел возможность подержать издание в руках, причём оформленное не абы как. Мы никогда не издавали диски с применением дешёвого материала — всегда старались сделать качественные, дизайнерские вещи. Иначе это просто звук — нули и единицы... Если это не сделаем мы — не сделает уже никто и никогда!

Константин Юстов
Stereo&Video, No.212, октябрь 2012 г.

Stereo&Video, No. 212, октябрь 2012 г.
5/5 Устали от банальных скучных песен? Надоели одинаковые мелодии? Хочется чего-нибудь нового и необычного? Тогда мы идем к вам! А точнее идёте вы. Идёте и слушаете альбом группы До Мажор “NOEMA”, вышедший в 1990-м году на виниле и совсем недавно переизданный на CD. Диск оформлен в формате ...
Рецензия от "Rockcor, No.2, 2013 г."
До Мажор "«Ноэма»"
5/5
Устали от банальных скучных песен? Надоели одинаковые мелодии? Хочется чего-нибудь нового и необычного? Тогда мы идем к вам! А точнее идёте вы. Идёте и слушаете альбом группы До Мажор “NOEMA”, вышедший в 1990-м году на виниле и совсем недавно переизданный на CD. Диск оформлен в формате диджипак, он содержит тринадцать композиций, включая те, которые не вошли на пластинку, выпущенную фирмой “Мелодия". Музыкальный коктейль, чарующий своей самобытностью и специфичностью. Космические тексты, необыкновенно простые, но в тоже время непонятные. Кстати, вокала на этом альбоме крайне мало, большую часть материала составляют инструментальные композиции. Но прослушав сие творение от начала и до конца, внимательный слушатель поймет, что слова здесь лишние. В музыке уже всё есть. Поразительно, как быстро меняется настроение в одной и той же песне, в любой момент может произойти что угодно. Неожиданные ходы, экстравагантные мотивы. Одной из сильнейших композиций является “Блюз”, это действительно вещь международного уровня, глубокая, проникновенная. Возникает чувство горечи из-за того, что об этом коллективе практически никто не знает, как и о десятках других талантливейших российских команд. Альбом представляет собой настоящую оперу, которую нельзя просто послушать и забыть. “NOEMA” оставляет неизгладимое впечатление. Это серьёзнейшее произведение предназначено для вдумчивого прослушивания. И подойдёт оно для людей всех возрастов. Неважно, что вы любите, рок или джаз. Не имеет значения, консерватор вы или радикал. “NOEMA” является отдельной музыкальной формой, это безумный компот из всех известных жанров. На самом деле, не так легко писать о том, что нужно именно слушать. Даже обсуждать эту пластинку нецелесообразно, любой уважающий себя меломан просто обязан с ней ознакомиться. Хотя бы для общего развития. Здесь всё продумано до мелочей. У каждого звука, у каждой паузы есть своё предназначение. “NOEMA” одно из самых лучших творений в мире авангардной музыки. Альбом можно слушать и в темном подъезде хрущёвки и на дипломатическом приеме. Побольше бы таких релизов, глядишь, и догнали бы мы загнивающий запад.

Дмитрий Веселов
Rockcor, No.2, 2013 г.
Rockcor, No.2, 2013 г.
В слу­чае с пла­с­тин­кой «Но­э­ма» мы име­ем ни мно­го ни ма­ло — впер­вые из­дан­ный на CD и в пол­ном объ­ё­ме луч­ший аль­бом 1990 го­да, по ав­то­ри­тет­но­му мне­нию жур­на­ла «Контр­куль­ту­ра». И за про­шед­шие двад­цать лет аль­бом не по­те­рял ни в све­же­с­ти вос­при­я­тия, ...
Рецензия от "Завтра, № 10 (1007), 7 марта 2013 г."
До Мажор "«Ноэма»"
В слу­чае с пла­с­тин­кой «Но­э­ма» мы име­ем ни мно­го ни ма­ло — впер­вые из­дан­ный на CD и в пол­ном объ­ё­ме луч­ший аль­бом 1990 го­да, по ав­то­ри­тет­но­му мне­нию жур­на­ла «Контр­куль­ту­ра». И за про­шед­шие двад­цать лет аль­бом не по­те­рял ни в све­же­с­ти вос­при­я­тия, ни в фун­да­мен­таль­но­с­ти ос­но­ва­ний и ре­ше­ний. 
«Но­э­ма» — пик де­я­тель­но­с­ти про­ек­та «До Ма­жор». Ли­дер груп­пы, ги­та­рист Ан­д­рей Су­чи­лин сто­ял у ис­то­ков мос­ков­ской рок-ла­бо­ра­то­рии, в 90-е яв­лял­ся рус­ским ре­зи­ден­том со­здан­но­го Ро­бер­том Фрип­пом меж­ду­на­род­но­го ги­тар­но­го со­об­ще­ст­ва Guitar Craft. По слу­хам, мэтр был по­ра­жён, ког­да уз­нал, что всё мно­го­ли­кое ве­ли­чие «Но­э­мы» за­пи­са­но все­го лишь на 4-ка­наль­ный Аmpex. На вы­ступ­ле­ни­ях и за­пи­сях «До Ма­жор» ус­пе­ли за­све­тить­ся та­кие яр­кие име­на, как Сер­гей Ле­тов, Игорь Лень Ми­ха­ил Жу­ков, Юрий Ор­лов, од­на­ко при со­зда­нии «Но­э­мы» Су­чи­лин обо­шёл­ся без при­вле­че­ния «звёзд» со сто­ро­ны и дис­цип­ли­ни­ро­вал ак­ту­аль­ный со­став. «Но­э­ма» — это ми­ни­мум во­ка­ла и тек­с­та, гран­ди­оз­ная смесь жа­н­ров и сти­лей, при­об­ре­та­ю­щих в кон­тек­с­те аль­бо­ма со­вер­шен­но уни­каль­ное зву­ча­ние.
Алек­сандр Куш­нир в «100 маг­ни­то­аль­бо­мах со­вет­ско­го ро­ка», ра­зу­ме­ет­ся, не про­шёл ми­мо этой эпо­халь­ной пла­с­тин­ки: «Изы­с­кан­ная ар­хи­тек­ту­ра «Но­э­мы» ис­поль­зу­ет та­кие опор­ные эле­мен­ты, как ам­би­ент, джаз-рок, при­емы фрип­пер­тро­ни­ки. Бос­са-но­ва пе­ре­хо­дит в аф­ро­кол­дов­ст­во с ши­зой лег­ко­го аван­гар­да и по­вто­ря­ю­щи­ми­ся рит­ми­че­с­ки­ми струк­ту­ра­ми, мо­но­тон­но­с­ти ко­то­рых не по­стес­ня­лись бы ни Ино, ни Шу­кай. Но­ся­щи­е­ся в воз­ду­хе от­го­ло­с­ки Japan и Yes пе­ре­пле­лись с за­ма­с­ки­ро­ван­ны­ми ци­та­та­ми из хи­та Зы­ки­ной «Те­чет ре­ка Вол­га», а так­же из «Стран­ных игр» («Урен­гой—По­ма­ры—Уж­го­род») и ки­но­филь­ма «Дол­гая до­ро­га в дю­нах».
В даль­ней­шем Су­чи­лин за­ни­мал­ся про­дю­си­ро­ва­ни­ем, вы­пу­с­тил две от­лич­ные пла­с­тин­ки им­про­ви­за­ци­он­ных кол­ла­бо­ра­ций: Су­чи­лин—Ле­тов—Пил­ла­ев «Паль­ма ми­ра» и Су­чи­лин—Ста­бу­ров—Дрейк «Maina vira», а так­же эле­к­трон­ный аль­бом «Лёг­кие бес­плот­ные те­ни», ори­ги­наль­ная су­чи­лин­ская об­ра­бот­ка ком­по­зи­ций си­бир­ско­го му­зы­кан­та Сер­гея Тур­ко. 
В «ну­ле­вые» ди­а­па­зон дей­ст­вий Су­чи­ли­на вы­шел да­ле­ко за рам­ки му­зы­ки, вплоть до по­лит­тех­но­ло­гий. Я вжи­вую столк­нул­ся с Су­чи­ли­ным на за­щи­те од­ной дис­сер­та­ции в Ин­сти­ту­те Фи­ло­со­фии РАН. Кста­ти, нель­зя не за­ме­тить фи­ло­соф­скую ал­лю­зию на­зва­ния аль­бо­ма. И ес­ли не­мно­го по­спе­ку­ли­ро­вать, то здесь чи­та­ет­ся ан­тич­ное: «но­э­ма, бу­ду­чи мыс­лью о чём-то, мыс­лит то еди­ное, ко­то­рое про­яв­ля­ет­ся в не­ко­ем мно­же­ст­ве ве­щей» (Пар­ме­нид).

Андрей Смирнов
Завтра, № 10 (1007), 7 марта 2013 г.
Завтра, № 10 (1007), 7 марта 2013 г.
На обложке долгоиграющей пластинки Noema к нашему времени уже легендарной группы «До Мажор» стоит © 1991 советской фирмы «Мелодия». В оригинале Noemaдолжна была быть двойным альбомом, и «Мелодия» обещала оперативно выпустить оставшиеся четыре композиции, однако весь альбом уже как двойной ...
Рецензия от "Радио Культура, 7 марта 2013 г."
До Мажор "«Ноэма»"
На обложке долгоиграющей пластинки Noema к нашему времени уже легендарной группы «До Мажор» стоит © 1991 советской фирмы «Мелодия». В оригинале Noema
должна была быть двойным альбомом, и «Мелодия» обещала оперативно выпустить оставшиеся четыре композиции, однако весь альбом уже как двойной компакт-диск выпустил более чем два десятилетия спустя, лейбл «Геометрия».

Дмитрий Ухов
Программа "CD-Гурман" Радио Культура, 7 марта 2013 г.
Радио Культура, 7 марта 2013 г.
«Ноэма», это мысленное представление о предмете. Дальше можно - хоть в Википедию, хоть за водкой – ясно, что просто не будет. Лидер и создатель «До Мажора» Андрей Сучилин - единственный на нашем многострадальном пространстве музыкант, участвовавший в гитарных академиях Роберта Фриппа и ...
Рецензия от "Контрабанда, 25 сентября 2013 г."
До Мажор "«Ноэма»"

«Ноэма», это мысленное представление о предмете. Дальше можно - хоть в Википедию, хоть за водкой – ясно, что просто не будет. Лидер и создатель «До Мажора» Андрей Сучилин - единственный на нашем многострадальном пространстве музыкант, участвовавший в гитарных академиях Роберта Фриппа и представитель сообщества Guitar Craft. Двойной магнитоальбом, записанный в 1990 году, как это ни дико звучит для современности, имеет концепцию и смысл, и не говорит на темы, «актуальные» для лже-медиа. Он из другой вселенной.

«Ноэма» несет легкое дыхание того, «что мы потеряли» и надежду, что такое все же потерять нельзя. 20 лет назад релиз был выпущен на виниле – продолжительностью, естественно, с LP. В нынешнем шикарно оформленном и полном издании – 2 CD, но рассказывать о разницах не буду, тут надо писать роман, а не абзац.
Не стоит по старинке относиться к «Ноэме», как к коллекции тайн и шарад – теперь он стал «просто» музыкой. Но попытка определения стиля тут – ловушка. Есть эмбиентные структуры, околоджазовые ритмы, фриппертоника. Хочется выделять риффы и тембры, психоделия приходит не сразу, заумности и завернутости вовсе нет. Особая тема – соло Сучилина. Он избегает излишних яркостей, не говоря уже о резкостях, делает музыку достаточно монотонной, как сказал бы Хольгер Шукай, и утонченно-фантазийной. Итог - рок образов и чувств, а не предметов и ощущений.
Собирался написать про этот альбом давно и долго. Уговаривал себя не заглядывать в материал, над которым работал еще для «100 магнитоальбомов». Детали там есть, но хотелось жизни. Спасло слушанье – с годами эта запись звучит менее экстравагантно, но все более раскрыто и понятно. «Ноэма» - отличное выражение позитивной «московскости», свободной грамотности и умелости.
В чем смысл этой записи сейчас, особенно, если вы полагаете, что музыка умерла? Что ж, «Ноэма» может иметь и функциональное приложение – допустим, играть для релакса или в кино. Но значение альбома кому-то было ясно сразу - журнал «Контркультура» назвал её «Лучшим альбомом 1990 года». Сейчас можно вновь, осознавая спорность, назвать его одной из вершин нашего рока - вообще. Хотя на мозги музыкантов этот альбом не очень-то повлиял – судя по нынешнему состоянию сцены. Или же это влияние есть, но скрыто в генотипе, ждет своего времени подковерно, вернее подсценно.

Александр В. Волков
Контрабанда, 25 сентября 2013 г.


Контрабанда, 25 сентября 2013 г.
Пощечина общественному вкусу. Или за что я раз и навсегда полюбил русского Роберта Фриппа. Когда слушаешь новое издание лучшего альбома Андрея Сучилина и его разнообразной, многочисленной и по-хорошему буйной и неукротимой, точно литовский сейм, команды, в мозгу возникает этакое клише – «артист, ...
Рецензия от "Контрабанда (II)"
До Мажор "«Ноэма»"

Пощечина общественному вкусу. Или за что я раз и навсегда полюбил русского Роберта Фриппа.


Когда слушаешь новое издание лучшего альбома Андрея Сучилина и его разнообразной, многочисленной и по-хорошему буйной и неукротимой, точно литовский сейм, команды, в мозгу возникает этакое клише – «артист, стоящий особняком даже в когорте нестандартной отечественной музыки». Среди музыкантов «До Мажора» нельзя не выделить двух Александров: Соколова и Воронина, клавиши и духовые, соответственно, и маститого барабанщика Михаила Плотникова. Также отметим, что тональность до-мажор - полная противоположность любимому нашему шансону, официально позиционирующему себя как адепта ля-минор. 
В чем уникальность эпохальной пластинки, выходившей ранее на виниле от «Мелодии» - в усеченном виде? И зачем стоило ее издавать, да ещё так вкусно? Чего же блистательного делает Сучилин на своем самом-самом сильном релизе? Да ничего такого уж особенного. Просто то, что он делает - непохоже ни на что. Даже на Роберта Фриппа, с которым его некоторые сравнивают. На самом деле он совсем другой: пальчики бегают в ином направлении – даже немного знакомые с гитарной техникой это понимают. Несмотря на то, что Сучилин по всем правам является российским резидентом созданного Фриппом международного гитарного сообщества Guitar Craft и поучился - в меру отпущенного времени - у британского мэтра. И связал с ним свое имя; вернее, добрые люди связали.
Мне лично «Ноэма» уже тогда, в 90-м, был ближе и роднее тех же «Островов» или «Жаворонских язычков». Наш парень он и есть наш. Вот хотя бы тема «Котик-коток» - аж 06:07 чистого времени, это скорее, Дэвид Сильвиан, с синтез-флейтой и инфернальным арпеджио. А уж «Хина Вишну» - длинная, как коса пакистанской девственницы, этническая баллада, - пряный, горячий и терпкий саунд-гоголь-моголь. Куда торопиться? Все успеем.
Дождались и вокалов: нервная «Зарин-заман» уводит в лабиринты духовных пиршеств и ментальных пощечин. Нет, мы не жалеем. Да и вокал Кати Ковалевой располагает к катарсису. «Зарин-заман» отравляет все живое в радиусе трех часов езды на велосипеде / А велосипед среду не загрязняет абсолютно / И на нем уехать можно далеко, почти куда захочешь...»
Интересная деталь: фундаментальная работа была выполнена в моем родном Зеленограде, в с детства любимом ДК, хорошим знакомым Костей Брыксиным. И хотя сам он выпустил интересную пластинку с характерным названием «Песни нашего двора», очень продуктивно работал с арт-роком и андеграундом. На его счету и «Чистая Любовь», и «Инструкция по выживанию», и т.д, и т.п.. И сделал всё классно. Мой личный выбор на «Ноэме» – вещь «Лукин». Фантасмагорическая история о реально существующем (или всё же нет?) этно-страннике, попавшем в непальскую тюрьму. С сэмплами протоколов допроса и, опять же, душераздирающим арпеджио.  Песенки-то на альбоме все больше некороткие, да еще и без вокалов, а может так и надо? Туманно-эротические «Шаги» и амбиентный финал «Марш» ( с мрачной афганской темой) на почти шестнадцать минут. Мир стал совершенен, но от этого он не стал не более позитивен. И многим должно стать стыдно: почему Андрей смог, а кто-то упорно и по сей день эксплуатирует «три блатных аккорда»? Потому и ценен подобный штучный товар, как «Ноэма».

Александр КУТИНОВ
Контрабанда, 24 декабря 2016 года

Контрабанда (II)
Советский андеграундный арт-рок в роскошном «глянцевом» форматеПереиздан легендарный альбом «Ноэма» (1990) московской группы До Мажор, ведомой гитаристом и композитором Андреем Сучилиным, которого называли «русским Робертом Фриппом». Эта группа числилась по разряду рок-андеграунда, хотя к обширному ...
Рецензия от "Эспрессо"
До Мажор "«Ноэма»"
Советский андеграундный арт-рок в роскошном «глянцевом» формате

Переиздан легендарный альбом «Ноэма» (1990) московской группы До Мажор, ведомой гитаристом и композитором Андреем Сучилиным, которого называли «русским Робертом Фриппом». Эта группа числилась по разряду рок-андеграунда, хотя к обширному рок-течению ее причислить трудно и сейчас. Эта музыка – нечто: интуитивная, импровизированная, неожиданная на поворотах, но просто тупо приятная мелодически. Что это? Ну, наверное, да – прогрессив-рок с вкраплениями всего, что под руку подвернется. Богатая даже по сегодняшним меркам звуковая фактура (один холодный сопрано-саксофон чего стоит) то ли очень хорошо ремастирована, то ли изначально была записана круто (Сучилин, помимо прочего, еще и студийный кудесник). Да, и вот еще – переиздал запись московский лейбл «ГЕОМЕТРИЯ», которому первому на Земле удалось странное: визуально подать русский рок как нечто гламурно-роскошное. В этом смысле «Ноэма» в их каталоге – просто супербрэнд.

Александр БЕЛЯЕВ
Эспрессо, 2012 год
Эспрессо
Трек лист:
CD 1
CD 2
01 Направление движения
04:15
02 Хина Вишну
09:45
03 Зарин-заман
03:47
04 Котик-коток
06:07
05 Шестоднев (Босса Ноэма I)
06 Невский пирог
06:03
07 Блюз
10:31
08 Intro-Блюз
06:38
09 Блюз (Вариант II)
04:44
01 Лукин
11:41
02 Босса Ноэма II
08:38
03 Шаги
06:03
04 Марш
15:57